Монеты Баварии Монеты Баварии в продаже


Бавария                                                                                                               

- второе по величине государство Германской империи, с 1806 г. королевство, занимало  пространство в 75863 кв. км с 5 420 199 жителей (1885 г).

Границы и политическое деление. С 1816 Бавария состоит из двух, географически разделенных между собой, но хорошо округленных частей, из которых восточная, большая половина, ограничена на севере - Саксонией, княжествами Рейсс, саксонскими герцогствами и прусской провинцией Гессен-Нассау; на западе - Гессеном, Баденом и Вюртембергом; на востоке и юге - австрийскими областями (именно: Богемией, эрцгерцогством Австрия, Зальцбургом, Тиролем и Форарльбергом). Западная половина, Пфальц, по своему положению на левом берегу Рейна называемая также рейнская Бавария, граничит на севере - Гессеном, на западе - Прирейнской Пруссией, на юге - Эльзас-Лотарингией, а на востоке - Рейном и Баденом. Королевство Бавария заключает в себе приблизительно около 100 различных областей и владений, входивших в состав прежней Германской империи, в том ее виде, в каком она существовала в конце XVIII ст. В политическом отношении Бавария делится на 8 округов: 1) Верхнюю Баварию, 17046,53 кв. км и 1 006 761 жит., 2) Нижнюю Баварию, 10767,57 кв. км и 660 802 жит., 3) Верхний Пфальц и Регенсбург, 9664,76 кв. км и 537 990 жит. (все три принадлежат к древнебаварским владениям), 4) Верхнюю Франконию, 6999,15 кв. км и 576703 жит., 5) Нижнюю Франконию, с 8398,39 кв. км и 619469 жит., 6) Среднюю Франконию, 7559,23 кв. км и 671 933 жит. (земли прежнего франконского округа), 7) Швабию, 9490,80 кв. км и 650 166 жит. (земли прежнего швабского округа) и 8) Пфальц, 5937,06 кв. км и 696 375 жит. на левом берегу Рейна.

Государственное устройство. По государственному акту 26 мая 1818 г. Бавария - страна конституционно-Корона королей Бавариимонархическая. Главой государства считается король. Корона наследственна в мужском колене по праву первородства и ни в каком случае не может перейти к государю, которому пришлось бы жить вне Баварии. В случае продолжительной неспособности короля к делам управления регентство принимает на себя ближайший совершеннолетний агнат (например, принц Луитпольд при Людвиге II и Отто). Сейм состоит из двух палат: государственных советников и народных представителей. Члены первой палаты заседают отчасти по праву рождения (принцы королевской семьи, главы прежних владетельных княжеских и графских фамилий), отчасти в силу занимаемой должности (между прочим архиепископы и президент главной протестантской консистории), и наконец, пожизненные члены по особому назначению короля в числе, не превышающем ⅓ наследственных. Палата представителей состоит из 159 членов, избираемых на 6-летний срок общей, но не прямой подачей голосов. Избирательное право принадлежит каждому совершеннолетнему гражданину, платящему прямой налог и не опороченному по суду. Для участия в первоначальных выборах требуется возраст в 21, для избрания в избиратели - 25, а для избрания в депутаты - 30 лет. На каждые 600 душ избирается один избиратель, а на каждые 31500 душ один депутат. Сейм созывается через каждые 3 года, заседания его публичны; король имеет право отсрочить или распустить его. Через каждые 2 года на обсуждение и утверждение сейма вносится бюджет в полном его составе; для изменений в конституции требуется большинство ⅔ голосов при наличности не меньше ¾ всех членов. Сейм имеет право инициативы в делах законодательства, но не в вопросах, касающихся изменения конституции.

Государственное управление. Высшие государственные органы образуют государственный совГерб Баварииет и министерство. Согласно указу от 3 авг. 1879, государственный совет призван служить королю в качестве совещательной коллегии, без участия в управлении. Министерство является верховным исполнительным органом. Оно состоит из шести отдельных министерств: королевского двора и иностранных дел, юстиции, внутренних дел, просвещения и духовных дел, финансов и военное министерство. В административном отношении Бавария разделена на 8 правительственных округов, во главе которых стоят окружные управления из двух отделений, внутренних дел и финансов, под начальством правительственного президента. Этим окружным управлениям подчинены городские магистраты, уездные полицейские управления (148), казначейства (216), лесничества (70), строительные ведомства (4) и все учреждения, заведующие: народным здравием, образованием, благосостоянием и безопасностью. Всех общин - 8032; они разделяются на сельские и городские. Из группы сельских общин составляется уездная община, с уездной управой, а все общины правительственного округа образуют одну окружную общину, представителем которой является ландрат. Для отправления правосудия существуют один верховный государственный суд, пять апелляционных судов, 28 ландгерихтов и 270 низших судов. Все они подчинены в административном отношении министру юстиции. Управление католической церковью сосредоточено в руках 2 архиепископов и 6 епископов, а протестантская церковь подчинена 1 главной и 3 областным консисториям. В 1884 г. католическая церковь насчитывала 211 деканств, с 2948 приходами и 5789 священниками; протестантская церковь имела 80 деканств, с 1057 приходами и 1260 пасторами. Печать подчинена имперскому закону от 7 мая 1874 г.

Финансы. Бюджет за финансовый период 1886-87 г. заключает приходы и расходы суммой в 241 496 646 марок. Из главных статей дохода прямые налоги показаны 26 730 300 м., косвенные (в том числе и таможенные сборы) - 52 211 140, сбор с государственных железных дорог - 86 293 183, с почт и телеграфов в 14 316 190, с государственных имуществ - 37 333 218. Главные статьи расхода: государственный долг (проценты и погашение) - 48 918 408, содержание королевского дома и двора - 5 340 576, министерство юстиции - 12 619 840, министерство внутренних дел - 18 347 576, министерство духовных дел и просвещения - 19 856 831, имперские расходы - 26 972 569 и т. д. Государственный долг Баварии весьма значителен, но он обеспечивается богатыми государственными имуществами, главным образом, лесничествами, поземельной рентой и железными дорогами. К концу августа 1887 г. этот долг простирался до 1 352 711 538 марок, из которых на железных дорогах лежат 967 516 630 марок, а на поземельной ренте - 158 017 196.

Военное устройство, ордена и гербы. Согласно договору от 23 ноября 1870, баварская армия оОрден Св. Губертабразует самостоятельную часть имперской армии, с особым управлением, под верховным начальством короля, а в военное время под верховным начальством императора. Она состоит из 2 армейских корпусов, с главными штабами в Мюнхене и Вюрцбурге. Общая численность ее в мирное время - 54 185 ч., с 2257 офицерами, а в военное время - 164 500 человек. Общая воинская повинность введена в 1868 году. Крепостей 3: Ингольштат, где сосредоточены военно-технические заведения, Гермерсгейм и Ней-Ульм. Военно-учебные заведения находятся в Мюнхене, Королевский оружейный завод - в Бамберге. Главные ордена: св. Губерта (1444), св. Георгия (от времен Крестовых походов), св. Михаила (1693), орден за военные заслуги (1866) и т. д. - Герб: большой щит в виде продолговатого четырехугольника, разделенный на четыре части, на которых изображены гербы Пфальца, Швабии, Франконии и Фельденца; посередине его меньший щит, унизанный 42, отчасти серебряными, отчасти лазоревыми ромбиками; главный щит покоится на мраморном цоколе, покрыт королевской короной, обвешан государственными орденами и поддерживается 2-мя золотыми львами. Государственные цвета: белый с синим.

Древняя история до 1800 г. - Древнейшие обитатели древнебаварских земель были кельтского происхождения, с примесью этрусков на юге, именно: винделики на плоской возвышенности до Инна, на востоке - норики, в Альпах - реции, а на севере, вероятно, племена бойев, главным местожительством которых была Богемия. Для более успешной защиты Галлии против вторжений варваров Август поручил своим полководцам, Друзу и Тиберию, завоевать эти страны и устроил из них две провинции: Рецию, с главным городом Augusta Vindelicorum (Аугсбург) и Норикум. Границей между ними служило течение Инна. Но уже в III ст. спокойствию обеих провинций, с течением времени принявших вполне римский характер, стали угрожать передвижения германских племен. В V ст. они временно были заняты герулами, ругами и скирами, вытесненными из своих обиталищ на Дуксе нашествием гуннов. Воцарившееся безначалие повело к тому, что страна подпала под власть сначала остготов, а потом, между 530-540 г., франкских королей Австразии. Но еще раньше этого, в начале VI ст., в ней утвердились новые пришельцы, преимущественно племена маркоманов и квадов, обитавших в Богемии (Bojohemum) и принесших оттуда название Bajuwarii. Во главе их, с средины VI ст., стояли герцоги из рода Агилольфингов. Герцогство занимало область между Лехом, Фихтельгебирге, Энсом и Тридентинскими Альпами. Первым герцогом, имя которого упоминается в истории, был Гарибальд I (ум. в 590 г.), имевший свою резиденцию в Регенсбурге. Соединившись с лонгобардами против владычества франков, он был разбит последними и принужден просить мира. Ему наследовал его родственник, Тассилон I (ум. в 612 г.), ознаменовавший себя тем, что он впервые открыл враждебные действия против славян и их союзников, аваров. При сыне его, Гарибальде II (ум. в 650 г.), баварцы получили от франкского короля Дагоберта первые писанные законы (lex Bajuwariorum, между 628-638 г.). По его же приглашению в Баварию прибыли св. Евстахий и Агил и проповедовали там христианство. Окончательно же христианство было введено при Теодоне (ум. в 717 г.) франкскими миссионерами Рупертом, Эмераном и Корбинианом. Герцог Одилон (737-748 г.), зять Карла Мартелла, формально принял королевский титул, но его попытка свергнуть верховную власть франкских королей кончилась тем, что он был низложен Карломанном и Пипином. При нем архиепископ Бонифаций разделил баварскую церковь на 4 епископства: Зальцбург, Пассау, Регенсбург в Фрейзинг; вместе с тем учреждено было и несколько монастырей. Тассилон II (748-788 г.) принужден был принести на государственном сейме в Компьене присягу на верность Пипину Короткому, и получил от него свои наследственные владения в лен. Но впоследствии он нарушил эту присягу и соединился с тестем своим, лангобардским королем Дезидерием и аквитанским герцогом против франков. После низвержения Дезидерия Карл Великий обратился против его союзника и угрозой войны заставил его возобновить присягу в Вормсе и выдать заложников. Тассилон, однако, не подчинился и завязал сношения с аварами, за что был вызван 788 г. на государственный сейм в Ингельгейм, осужден за клятвопреступление на смертную казнь и вместе со всей семьей заточен в монастырь, где род его и угас. Бавария, хотя осталась по-прежнему герцогством и сохранила свои древние законы, но была разделена на несколько небольших округов, подчиненных, подобно другим областям государства, управлению графов. Таким образом, Бавария сделалась провинцией Франкского государства и получила одинаковую с ним политическую организацию. При разделе государства, предпринятом Карлом Великим, Бавария вместе с Италией досталась второму сыну его Пипину, умершему еще при жизни отца. Людовик Благочестивый, наследовавший Карлу Великому, передал сначала управление своему старшему сыну Лотарю с титулом короля, но при новом разделении 817 г. она перешла к Людовику, прозванному потом Немецким, который называл себя rex Bojoariоrum и избрал своей резиденцией Регенсбург. Людовик непрерывно воевал со славянскими народами, причинявшими много вреда своими частыми набегами. Тем временем мало-помалу окрепла светская власть епископов, и усилилось могущество пфальцграфов, правивших в качестве наместников. После смерти Людовика Немецкого (876 г.), сын его Карломанн сделался королем Баварии, к которой в то время принадлежали еще Каринтия, Крайна, Истрия, Фриуль, Паннония, Богемия и Моравия. Карломанну наследовал (879 г.) его младший брат Людовик III, а после его смерти (881) второй брат Карл Толстый, который, получив 884 г. и корону Франции, соединил, таким образом, под своей властью все государства Карла Великого. После него она перешла (887 г.) к побочному сыну Карломанна Арнульфу, а затем (899) к сыну его Людовику Дитяти, в правлении которого Бавария много пострадала от нападений венгров. С Людовиком Дитятей прекратился (911 г.) род Каролингов, и баварцы избрали своим герцогом сына маркграфа Луитпольда, Арнульфа II Злого, известного своей враждой с императором Конрадом I. После его смерти Оттон I совершенно произвольно отдал Баварию не сыновьям Арнульфа, а их дяде, Бертольду (ум. в 947 г.), а затем брату его Генриху I, назначив его племянника Арнульфа пфальцграфом Баварии. Это подало повод к внутренним раздорам, сделавшим Баварию театром опустошительных войн. Воспользовавшись вспыхнувшим против императора и герцога Генриха восстанием, Арнульф старался снова завладеть своим наследственным, герцогством Бавария, и призвал на помощь венгерцев, которые вторглись в Баварию, опустошили ее, но были разбиты Оттоном на Лехфельде. Генриху I наследовал сын его Генрих II Задорный, один из образованнейших князей того времени и непримиримый враг Оттона II, который отнял у него Баварию и передал ее Оттону Швабскому (ум. в 982 г.). После смерти Отгона II, Генрих снова получил герцогство Бавария, которое после него (995 г.) перешло к сыну его Генриху IV, сделавшемуся потом императором германским под именем Генриха II. Со смертью его в истории Баварии наступает почти 200-летний период, в течение которого стране пришлось много вытерпеть, как от Крестовых походов, лишивших ее значительной части населения, так и от вечной смены герцогов, то назначаемых, то снова изгоняемых императорами, и которые своими взаимными раздорами не давали ей успокоиться. Наконец, после изгнания Генриха XII Льва (основателя Мюнхена), Бавария перешла (1180 г.) к пфальцграфу Оттону Виттельсбахскому, родоначальнику царствующего дома баварских королей (до 1918 года!).

Герцог Оттон Виттельсбахский (ум. в 1183 г.) и его деятельный преемник Людвиг I значительно расширили свОтто Iои наследственные владения, а последний, кроме того, получил от императора Фридриха II в лен Рейнский Пфальц. Людвиг ум. в 1231 г. от удара кинжалом, нанесенным ему каким-то неизвестным на Кельгеймском мосту (отсюда его название Людвиг Кельгеймский); ему Бавария обязана основанием города Ландсгута. Правление его сына, Оттона Светлейшего (1231-1253 г.), ознаменовалось внутренними раздорами из-за светской власти епископов, стремившихся к полной независимости. За свою приверженность к императору, он был отлучен папой от церкви. Сыновья его, Людвиг II Суровый и Генрих XIII, два года правили вместе, но в 1255 г. разделили между собой страну, причем Людвиг получил Верхнюю Баварию с Мюнхеном, Рейнский Пфальц и титул курфюрста, а Генрих, линия которого через несколько лет прекратилась, сделался владетелем Нижней Баварии с главным городом Ландсгутом. Кроме того, обоим братьям досталось наследство несчастного Конрадина Гогенштауфенского. Один из двух сыновей Людвига II (ум. в 1253 г.), Людвиг, был избран в императоры под именем Людовика IV Баварского. В 1329 г. он заключил с сыновьями своего брата раздельный договор в Павии, по которому последним были предоставлены Рейнский Пфальц и Верхний Пфальц; обе стороны лишились права отчуждения своих владений и наследования в женской линии, тогда как титул курфюрста должен был принадлежать обоим поочередно. Впрочем, последнее постановление было отменено Золотой буллой (1356 г.), представившей курфюрстское достоинство Пфальцскому дому. Таким образом, возникли две главные линии Виттельсбахского дома: Пфальцская и Баварская. По прекращении нижнебаварской линии император Людовик, с согласия сословий, присоединил Нижнюю Баварию к Верхней. Ему Бавария обязана также многими улучшениями в порядке внутреннего управления; так, он даровал Мюнхену городовое право, издал гражданское уложение для Верхней Баварии и новые судопроизводственные законы для Нижней Баварии. Людовик (ум. в 1347 г.) оставил после себя шесть сыновей и богатое наследство, к которому, кроме Баварии, принадлежали Бранденбург, голландские и зееландские провинции, Тироль и т. д. Но эти внешние владения скоро были утрачены, и между отдельными линиями начались раздоры и междоусобицы, окончившиеся 1505 соединением большей части древнебаварских земель в руках Альбрехта IV.

В XIV ст. положено было начало постепенному развитию сословного государственного устройства Баварии, так как, пользуясь затруднениями и раздорами своих князей, дворянство и города вымогали от них разные права и льготы, встречая поддержку со стороны владетелей духовных княжеств и имуществ. Сословия (прелаты, рыцари и города) собирались, когда им заблагорассудится, и притом либо в виде "сейма" (соединенные сословия), либо в виде отдельных сословий, из которых каждое образовало свой особый союз. Общие государственные законы предварительно обсуждались постоянной сословной комиссией, совместно с советниками герцога, а затем поступали на окончательное утверждение сейма. Разверстка утвержденных налогов производилась опять-таки сословиями, которые взимали и расходовали их через своих людей, а не через герцогских чиновников. Тяжелый кризис пришлось пережить сословной конституции Баварии в начале правления герцога Альбрехта IV, абсолютистские поползновения которого вызвали энергичное сопротивление нижнебаварских чинов, дошедшее до открытого восстания. В 1506 г. сословия Нижней и Верхней Баварий соединились в одно сословное собрание, и герцог Альбрехт, сознавая весь вред существовавшего до сих пор дробления на уделы, добился от них признания единства и нераздельности государства и порядка престолонаследия по праву первородства. Согласно с этим, из трех его сыновей: Вильгельма IV, Людвига и Эрнста, ему должен был наследовать один только Вильгельм; но после его смерти (1508 г.) начались распри, приведшие к совместному правлению Вильгельма и Людвига. Оба они оказали реформации, нашедшей многочисленных приверженцев и в Баварии, самое решительное противодействие и в 1541 г. призвали в страну иезуитов. Вильгельм ум. в 1550 г. Сын его Альбрехт V Великодушный тоже был другом иезуитов, но вместе с тем покровительствовал наукам и искусствам. Из трех его сыновей ему наследовал в 1579 г. Вильгельм V Благочестивый, который в 1597 г. вынужден был сеймом передать правление своему старшему сыну Максимилиану I и удалиться в монастырь. Максимилиан I, одаренный редкими способностями, был душой лиги, образовавшейся против протестантской Унии. Во время 30-летней войны император Фердинанд II пожаловал ему (1623 г.) Пфальцское курфюршество и в виде залога на военные издержки передал ему Верхний Пфальц. Вестфальский мир упрочил за Максимилианом I титул пятого избирателя и владение Верхним Пфальцем, вместе с тем учреждено было восьмое курфюршество для Пфальцской линии и за нею утверждено право наследства на Баварию, в случае прекращения потомства Вильгельма. Максимилиан ум. 27 сент. 1651 г. после 55-летнего царствования. При его мирном и бережливом преемнике Фердинанде-Марии в последний раз собрался баварский сейм, не отличавшийся многолюдством; с этого времени все права сейма перешли к постоянной сословной комиссии, получившей название сословной управы (Landschafts Verordnung), первоначально избиравшейся только на 9 лет. Фердинанду-Марии наследовал 1679 г. его сын, Максимилиан II Эмануэль, принявший в войне за Испанское наследство сторону Франции. Вследствие этого, после битвы при Гохштедте (1701 г.), император обошелся с Баварией, как с завоеванной страной: Максимилиан был объявлен изменником и лишен своих прав, которые были возвращены ему только по Баденскому миру 1714 г. Ему наследовал в 1726 г. Карл Альбрехт. Основываясь на брачном договоре между герцогом Альбрехтом V и его супругой Анной, дочерью императора Фердинанда I, подкрепленный также завещанием последнего, он предъявил после смерти Карла VI притязания на большую часть Австрийского наследства и начал войну против Марии-Терезии. Вспомоществуемый французской армией, он завоевал всю Верхнюю Австрию, провозгласил себя после завоевания Праги королем богемским и в 1742 г. был избран во Франкфурте в немецкие императоры, под именем Карла VII. Но на этом торжество его и закончилось. Австрия заняла своими войсками Баварию, и Карл Альбрехт, поспешивший в Мюнхен, скоропостижно ум. 20 января 1745 г.

Сын его и наследник, Максимилиан Иосиф, заключил с Австрией мир в Фюссене, 22 апр. 1745 г., признав Максимилиан III Иосиф Прагматическую санкцию, и взамен получив обратно все завоеванные Австрией баварские земли. Искренно проникнутый желанием видеть свою страну счастливой, он обратил все свое внимание на улучшение земледелия, ремесел, горного дела, правосудия, полиции, финансов и народного образования. Он учредил Академию наук в Мюнхене (1759 г.) и щедро покровительствовал искусствам. Будучи бездетным, он подтвердил все существовавшие наследственные договоры с домом пфальцских курфюрстов. Как по договорам Виттельсбахского дома, так и по определениям Вестфальского мира, пфальцскому курфюрсту, бесспорно, принадлежали права наследства на Баварию, когда со смертью Максимилиана Иосифа 30 дек. 1777 г. угасла Виттельсбахская линия. Но неожиданно для всех Австрия выступила с притязаниями на Нижнюю Баварию и заняла несколько округов. Наследник и преемник Максимилиана Иосифа, бездетный Карл Теодор, сдавшись на увещания императора Иосифа II, подписал 3 и 14 января 1778 г. соглашение, в котором обещал Австрии уступку Нижней Баварии, владения Миндельгейм и богемских ленов в Верхнем Пфальце. Но герцог Карл Цвейбрюкенский, как ближайший агнат и вероятный наследник Баварии, объявил себя против этой уступки, побуждаемый к тому прусским королем Фридрихом II. Это и послужило поводом к так называемой войне за Баварское наследство, которая, однако, окончилась без кровопролития Тешенским миром 1779 г., благодаря преимущественно вмешательству России, высказавшейся против Австрии. За курфюрстом пфальц-баварским было обеспечено бесспорное владение Баварией, за исключением Иинской четверти с Брунау (38 кв. миль), отошедшей к Австрии. Вместе с тем, согласно постановлениям Вестфальского мира, прекратило свое существование и восьмое курфюршество.

Новейшая история (до 1918 года). Карл Теодор ум. 16 февр. 1799 г. С ним угасла Нейбург-Зальцбахская линКарл Теодория царствующей династии и курфюршеское достоинство перешло к Цвейбрюкенской линии. Герцог Карл ум. еще в 1795 г., не оставив после себя детей, а потому правление перешло к его брату, Максимилиану IV Иосифу. Последний немедленно подтвердил (патент от 16 февр. 1799 г.) права страны и сословий, но в то же время наотрез отказал в созыве общего сейма и через своего министра Монжеля ввел систему так называемого просвещенного деспотизма. Последовал ряд мер, открывших собой новую эру: смягчение цензуры, ограничение власти духовенства в светских делах и упразднение монастырей. Но все это обходилось не без насилий и расхищения общественного добра. По Люневильскому миру ( 4 февр. 1801 г.), Бавария потеряла весь Рейнский Пфальц, герцогства Цвейбрюкен и Юлих, но получила за это богатое вознаграждение, именно епископство Вюрцбург, Бамберг, Фрейзинг и Аугсбург, часть Пассау вместе с 12 аббатствами и 17 имперскими городами, в числе которых были Ульм, Кемптен, Меминген, Нердлинген и Швейнфурт. Бавария приобрела таким образом 60 кв. миль, 110000 жителей и более миллиона доходов. Прессбургским миром территория ее была увеличена на 500 кв. миль и на 1 млн. жителей. В числе новых приобретений находились Тироль, Форарльберг, маркграфство Бургау, княжество Эйхштет, маркграфство Ансбах, взамен чего Вюрцбург отошел к прежнему великому герцогу Тосканскому, а герцогство Берг - к Франции. Из рук иноземного завоевателя (Наполеона I) курфюрст получил державную власть и королевский титул, принятый им 1 янв. 1806 г. под именем Максимилиана Иосифа I. Вслед за этим он стал во главе тех немецких владетельных князей, которые 12 июля 1806 г. подписали акт об учреждении Рейнского союза, приняв на себя обязательство в случае войны выставлять для французского императора контингент из 30000 солдат. Вскоре к новому королевству был присоединен и имперский город Нюрнберг; та же участь постигла и инклавы. Старое сословное устройство было фактически отменено, и правительство самовольно присвоило себе право взимания налогов. Формальное упразднение старой конституции последовало 1 мая 1808 г. провозглашением новой, пожалованной конституции, которая хотя и обещала равенство перед законом, равенство обложения, свободу совести и общее, а не сословное представительство, но так, все осталась только на бумаге.

Максимилиан IЗа участие в кампании 1809 г. против Австрии Бавария получила в награду княжество Регенсбург, маркграфства Байрейт, Зальцбург, Берхтесгаден, уступив, со своей стороны, Южный Тироль, Ульм и некоторые другие округи. Бавария насчитывала в это время 3300000 жит. В Русской кампании 1812 г., баварский контингент в 300000 чел. почти весь погиб от холода и голода. В 1813 г. она выставила новую армию под команду Наполеона и вместе с тем сосредоточила наблюдательный корпус на австрийской границе. Но, видя опасность положения Наполеона, баварское правительство сразу изменило свою политику. За 10 дней до решительной битвы при Лейпциге, она вышла из Рейнского союза и заключила договор с Австрией, по которому за уступку Тироля, Форарльберга, Зальцбурга, Иннской четверти и т. д. за ней обеспечены были все остальные владения, вместе с Вюрцбургом, Ашафенбургом и некоторой частью левого берега Рейна, образующей ныне Баварский Пфальц. С тех пор Бавария перешла на сторону союзников и участвовала в походе 1814 и 1815 гг. На Венском конгрессе окончательно были упорядочены ее территориальные отношения, и за баварским королем признаны права самодержавного государя. В течение всего этого времени, в котором более управлял умный и энергичный, но не чуждый насилиям министр, Монжеля (Montgelas), чем добрый и мало бережливый король Максимилиан Иосиф, в Баварии были насаждены многие французские учреждения, и притом не всегда самые лучшие. Зато просвещение и образованность несомненно сделали успехи, хотя довольно односторонние. На Венском конгрессе, а также после падения Монжеля (1817 г.), баварское правительство ревниво оберегало свои державные привилегии, и в этом заключалась одна из причин неудачи всех тогдашних попыток к объединению Германии на более широких основаниях, чем это могло быть достигнуто союзной конституцией. 26 мая 1818 г. последовало обнародование конституции, которая в существенных чертах сохранилась до 1918 г. Это была жалованная конституция. В силу ее Бавария должна была оставаться на вечные времена самостоятельным государством, не сливаясь с какой-либо другой монархией. Все граждане государства одинаково должны нести общественные тягости и одинаково пользуются личной свободой. Вместе с тем провозглашена свобода совести и печати - последняя с известными ограничениями. Законодательная власть вручается королю совокупно с двумя палатами: государственных советников и палатой депутатов. Последняя избирается на 6-летний срок и каждые три года должна быть обязательно созвана на два месяца. Предложение законов может исходить только от короля, и решения палат получают законную силу только после утверждения верховной власти. Зато все постановления, касающиеся прав собственности и налогов, могут издаваться лишь при участии и с одобрения палат. Обнародованию конституции предшествовало издание эдикта об устройстве общин на довольно либеральных для того времени основаниях. Вместе с тем был заключен конкордат с римской курией, включенный в состав конституции. Уже на первом сейме 1819 г. палата представителей обнаружила смелость, способность и практический смысл. Сеймы 1822 г. и 1825 г. заняты были преимущественно прениями о финансах, сопровождавшимися многими неприятными для правительства разоблачениями, а также обсуждением нового таможенного законодательства, улучшением судоустройства, учреждением кассы погашения, смягчением цеховых и других ограничений и т. д.

Людвиг IВскоре после закрытия сейма  в 1825 умер король Максимилиан (13 октября). На его преемника Людвига I возлагались лучшие надежды, особенно ввиду обещанной им экономии. И действительно, первые годы его царствования ознаменовались некоторыми реформами, свидетельствовавшими о желании нового правительства освободиться от подчинения метерниховской системе и жить в согласии с требованиями времени. Благодаря разным сбережениям в бюджете, финансы поправились, дефицит исчез, и упавший государственный кредит снова поднялся; неполитические издания были освобождены от цензуры и кое-что сделано для улучшения народного образования. К сожалению, сделанные сбережения тратились, главным образом, на украшения столицы, на удовлетворение художественных капризов короля. Перелом в настроении короля обнаружился в особенности после Июльской революции 1830 г. во Франции: отчасти из политических побуждений, отчасти из благочестивого настроения, он отдался в руки клерикалов. На собравшемся 1-го марта 1831 г. сейме, палата депутатов выказала мало уступчивости, возмущенная тем, что многим ее членам, в числе которых были Бер, Горнталь и Клозен, правительство отказало в разрешении принять депутатские полномочия, как состоящим на государственной службе. Нападения оппозиции вызвали перемену кабинета. Составлено было деловое министерство, самым выдающимся членом которого был Штюрмер. Новые проекты законов, особенно относительно печати, не удовлетворили ожиданиям, а палата государственных советников тормозила всякую либеральную меру. Депутаты несколько сократили бюджет на содержание двора и военного министерства и отказались утвердить некоторые уже выполненные расходы. Но после подавления Польского мятежа реакция воспрянула духом, и 29 дек. сейм был закрыт. Временное министерство Штюрмера сменено министерством князя Людвига Этинген-Валлерштейна, и начались преследования.

Новое министерство, прежде всего, обрушилось на печать; оппозиционные листки принуждены были замолкнуть. В народе, однако, волнение продолжалось и выразилось, наконец, Гамбахским праздником (май, 1832 г.). Вследствие этого в Рейнскую провинцию был послан значительный отряд войска. Многие либералы бежали или выселились, в том числе выдающийся депутат Шюллер и знаменитые врачи Окен и Шенлейн. Аресты и судебные приговоры умножались с каждым днем. Особенно пострадали прежний депутат Бер, редактор Эйземанн и типографщик Фолькарт. В силу вошли суровые определения уголовного устава 1813 г. (составленного Фейербахом) и, между прочим, покаяние на коленях перед портретом короля. На сейме 1834 г. оппозиционный дух почти исчез, и депутаты предложили даже в президенты одного из министров. Бюджет королевского дома, который, согласно конституции, утверждался до сих пор только на один финансовый период (6 лет), был превращен в неизменный. В том же году приняты были законы о прорытии Людвигского канала и об учреждении Ипотечного и учетного банка. В 1835 г. последовало открытие построенной частной компанией Нюрнберг-Фюртской железной дороги, первого рельсового пути в Германии. Возведение баварского принца Оттона на греческий престол стоило Баварии больших финансовых жертв и посылки 3500 чел. войска. На сейме 1837 г. на первый план выступил вопрос о так называемых остатках. Правительство давно уже придерживалось той политики, чтобы при вотировании бюджета определять доходы по возможности низко, а расходы высоко. В результате, конечно, получались остатки. Правительство отстаивало право располагать этими остатками по своему усмотрению, лишь бы они были потрачены на государственные цели. На эти суммы и были воздвигнуты роскошные постройки короля Людвига. Палаты оспаривали такую странную теорию правительства. Даже министр Валлерштейн высказался против нее в качестве государственного советника. Рассерженный король с порицанием закрыл сейм, и 1 ноября 1837 г. Валлерштейн получил отставку и впал в немилость. Его место занял прежний министр, советник Абель, обязанный этим повышением ультрамонтанской партии, и потому служивший ей верой и правдой. Сношения епископов с Римом объявлены свободными и допущен орден Редемптористов (искупителей), под которым, собственно, скрывались иезуиты. Начались преследования протестантов, выразившиеся, между прочим, тем, что протестантские солдаты обязаны были становиться на колени при появлении на улицах католических патеров со святыми дарами. Ультрамонтаны зазнались до такой степени, что отказали в обычных посмертных почестях матери короля, королеве Каролине, за то единственно, что она была протестантка. Опасаясь сильной оппозиции со стороны сейма, правительство ввело новое деление на округа и назначило новые выборы. И действительно, на сейме 1840 г. оппозиции почти не существовало. Большее оживление проявил сейм 1842-43 гг., именно по вопросу о коленопреклонении, который, однако, остался нерешенным, благодаря сопротивлению палаты государственных советников. Относительно вопроса об остатках было достигнуто "конституционное соглашение", которое, по крайней мере, до известной степени, ограничило произвол правительства на будущее время. Правительственная система Абеля мало-помалу вызвала во всей стране глубокое неудовольствие, даже среди знати. Чтобы ограничить число оппозиционных элементов в палате депутатов, для которой в 1845 г. предстояли новые выборы, правительство сделало самое широкое применение своего права увольнения. Тем временем один из членов палаты государственных советников, князь Вреде, собрал целый ряд обвинений против Абеля, отчасти политического, отчасти клерикального характера. Однако, свергнуть ненавистного всем министра суждено было не палатам, а танцовщице. Лола Монтец приобрела расположение короля. Говорят, что ультрамонтаны хотелиЛола Монтец воспользоваться ею для своих видов, но что танцовщица отвергла сделанные ей предложения. Когда король выразил желание возвести ее в сан графини Ландсфельд, то министры отказали в своей подписи и, рассчитывая на могущественную поддержку духовенства и знати, вручили королю записку, в которой не только порицали в резких выражениях этот шаг короля, но грозили ему революцией. На сей раз министры промахнулись. Министерство Абеля было распущено и на его место назначен кабинет Маурера, отличавшийся благожелательным, но слабым либерализмом. За все время существования конституции правительство тщательно избегало созывать сеймы на чрезвычайную сессию, т. е. раньше, чем через каждые 3 года. Но в 1847 г. финансовые затруднения принудили его сделать исключение. Оно созвало сейм с целью утверждения железнодорожного займа, но не могло воспрепятствовать тому, чтобы на нем не были подняты и другие вопросы. При закрытии сейма король в своем адресе назвал такое поведение палаты незаконным вмешательством. Вместе с тем он отставил неспособное министерство, назначив вместо него так называемое министерство Лолы, во главе которого стоял тот же князь Валлерштейн. Новое министерство ознаменовало себя тем, что отказало в поддержке швейцарскому зондербунду и даровало печати право обсуждения внутренних вопросов. Между тем сумасбродное поведение графини Ландсфельд, происки ультрамонтанов и аристократической партии вызвали в Мюнхене настоящий бунт (9 февр. 1848 г.), в котором главным образом участвовали студенты. Полиция приняла насильственные меры, сам король подвергся оскорблениям толпы и отдал приказ закрыть Университет. Тогда пришли в движение горожане, которые вследствие закрытия Университета лишались важного источника доходов. 11 февр. 1848 г. тысячная толпа народа окружила дворец, требуя отмены этой меры и изгнания графини Ландсфельд. Оба требования немедленно были исполнены, но брожение продолжалось. Но когда получено было известие о Февральской революции в Париже, королю был представлен адрес, в котором народ требовал удаления министра Беркса, главной креатуры Лолы, свободы печати, суда присяжных, принесения войсками присяги конституции и т. д. 6 марта появилась королевская прокламация, скрепленная подписью всех принцев крови, с обещанием, что все желания будут исполнены и, как бы в залог действительности этого обещания, министром внутренних дел назначен Тон-Дитмер, либеральный депутат от Регенсбурга.

Убедившись в невозможности управлять королевством в духе абсолютизма, король Людвиг неожиданно сложил с сеМаксимилиан IIбя корону 20 марта, "потому что чувства его и убеждения не соответствовали новому направлению". Прокламация его сына и преемника Максимилиана II принесла уверение в искреннем желании "понимать и исполнять завет времени". Образовалось новое министерство. Тон-Дитмер остался министром внутренних дел, Лерхенфельд получил финансы, Гейнц - юстицию, Бейслер - культ, Вейсгаунт - военное министерство, и граф Брай - иностранных дел. 22 марта открылись заседания сейма. Даже палата государственных советников соперничала теперь в либерализме с народными представителями. Первый закон, который был ею принят, касался выбора представителей в германский парламент. За этим следовали проекты законов об основах будущего судопроизводства и о свободе печати, о суде присяжных, причем присяжные должны были избираться народом, об отмене феодальных повинностей, об изменении избирательного закона в смысле равномерных общих выборов по избирательным округам, а не по сословиям и классам, и о расширении парламентских прерогатив обеих палат. Но по главному вопросу, волновавшему тогда общественное мнение Германии, о новой имперской власти, министерство, хотя и состоявшее из благомыслящих и честных людей, твердо придерживалось партикуляристической политики. 16 января 1849 г. снова собрался сейм. Депутаты, избранные на основании нового закона, требовали подчинения Баварии имперской власти. Уже прения об адресе подали повод к решительной борьбе между палатой и министерством, в которой победа осталась за чисто немецкой и радикальной партией, получившей большинство 72 голосов против 61. После этого министры объявили, что слагают с себя свои должности, но в то же время внесли проект закона, по которому требовавшиеся для взноса в пользу новой союзной власти 1 млн. 600 тыс. флоринов должны быть собраны в виде нового, прямого налога. Таким маневром министры рассчитывали охладить рвение к германскому делу в массе плательщиков. Но эта хитрость не удалась, благодаря докладу депутата Кольба о так называемом Греческом займе, в котором он предъявил иск к личности бывшего короля в размере 1,5 млн. Чтобы потушить скандал, заседания сейма были отсрочены еще раньше, чем было преступлено к публичному обсуждению доклада. Когда палата собралась вторично, ей было официально заявлено, что король Людвиг внес всю сумму из своих частных средств. После первой отсрочки заседаний последовала вторая, потом третья, и тем временем образовалось новое министерство, во главе которого стоял фон дер Пфордтен, как министр иностранных дел, и которое еще менее было по душе палате, чем прежнее.

Между тем в Пфальце, давно уже служившем центром демократического движения, вспыхнуло восстание, так как стало ясно, что баварское правительство не намерено подчиниться германской центральной власти, тем более, что во главе этой власти должна была стать Пруссия. Министр фон дер Пфордтен решился воспользоваться этим, чтобы, исключив всех представителей Пфальца как восставшей провинции, доставить себе большинство в палате. Но когда президент палаты, граф Гегненберг-Дукс, вздумал было собственной властью привести в исполнение этот план, то его уловка была парализована добровольным удалением всех либералов, лишивших таким образом палату нужного большинства. Наконец, министерство прибегло к распущению палаты (11 июня). Восстание в Пфальце было начато и ведено без всякого определенного плана, и чувствовался недостаток в средствах. Правда, бунтовщикам удалось уговорить 2400 солдат, чтобы они покинули свои полки, но те большей частью согласились на это только для того, чтобы вернуться по домам. Сколько-нибудь серьезной организации революция не имела. Движение началось в мае 1849 г. и уже в половине того же месяца привело к учреждению временного правительства. Хотя Бавария располагала постоянным войском не менее 70 000 человек, однако, только к половине июня правительству удалось доставить в Пфальц 15-тысячный отряд. Вспомогательный прусский корпус предупредил баварского генерала Таксиса и без труда рассеял сбежавшиеся толпы. Таксис нашел страну очищенной от неприятеля. Впереди военной силы была отправлена королевская прокламация с обещанием милосердия; восставшие получат прощение, и только против "немногих зачинщиков" будет применен уголовный закон. Тем не менее, генерал объявил военное положение во всей стране, и суды действовали с беспощадной суровостью. В Франконии и Швабии тоже господствовала военная сила, хотя с большей умеренностью. При таких обстоятельствах произошли новые выборы. Число либералов сократилось до трети, тогда как министерство располагало ⅔. Собравшийся 10 сент. 1849 г. сейм почти исключительно был занят германским вопросом и финансами. В вопросе о центральной власти в Германии министр фон дер Пфордтен противодействовал всем намерениям Пруссии, отказался вместе с Австрией от участия в Берлинском конгрессе государей (17 мая 1849 г.) и вместо этого представил план, по которому Австрия и Пруссия по очереди должны были председательствовать в Немецком союзе, а маленькие государства подвергнуться медиатизации для распределения их между пятью королевствами. Когда этот план был отклонен в Берлине, то Бавария теснее сблизилась с Австрией, работая вместе с ней над восстановлением старого союзного сейма. Внутри Баварии реакция выступала все с большей и большей беспощадностью. Несмотря на обещанную амнистию, не меньше 330 лиц были преданы простым постановлением пфальцского суда чрезвычайному судилищу по обвинению в государственной измене, за которую всем грозила смертная казнь через гильотину. Если уже на последнем сейме президент министр развивал принципы крайнего абсолютизма, не встречая отпора со стороны большинства палаты, то теперь он послал баварские войска для уничтожения конституции в Кургессене. 8 февр. 1851 собрался новый чрезвычайный сейм, хотя никаких экстренных вопросов не предстояло. Палата депутатов одобрила политику министерства, особенно по германскому и кургесенскому вопросам, отвергнув все предложения, направленные против него. 7 июня последовала отсрочка заседаний, а 1 окт. новое открытие сейма. Политическое направление осталось прежнее. Военный бюджет был значительно увеличен против прежнего, а жалобы на строгости против печати оставлены без внимания. Предложенные же министерством изменения в конституции провалились благодаря левым, которые на этот раз располагали несколько больше, чем ⅓ голосов (для конституционных изменений нужны были ⅔). Сейм закрыт в конце мая 1852 года.

Тем временем министерство внутренних дел перешло к графу Рейгерсбергу, разделявшему политику фон дер Пфордтена. Оба они считали возможным не придавать значения оппозиции сейма и созвали его на 24 ноября 1853 г. Но при обсуждении финансовых и других предложений они неожиданно встретили более сильное сопротивление, вследствие чего сейм был закрыт и созван лишь 16 окт. Главная борьба разыгралась по поводу предложенного министерством реакционного избирательного закона, который был отвергнут, несмотря на угрозу дать ему силу единой властью короля. Вместо чрезвычайного военного кредита в 15 млн., палата разрешила заем только в 6,5 млн. и затем, 78 голосами против 57, приняла адрес к королю, в котором требовала обещанного отделения судебной власти от администрации и более коротких финансовых периодов. 25 марта 1855 г. палата была распущена, но новые выборы не доставили более покорного собрания, Заседания открылись 1 сент. 1855 г. Чувствуя необходимость в некоторой уступчивости, правительство сократило бюджет, но не больше, как на 800 т. флоринов, и после долгих прений согласилось на некоторые совершенно недостаточные изменения судебных порядков. Закрытие собрания последовало 3 июля 1856 г. До открытия новой сессии правительство собрало законодательную комиссию, чтобы выработать новое уголовное уложение. Так как комиссия видоизменила правительственный проект, то 28 марта 1858 г. она была упразднена, и докладчик ее Вейс лишен своей профессуры в Вюрцбурге и перемещен в Эйхштедт членом апелляционного суда. Сейм был созван на 25 сент. 1858 г. Но не успел он организоваться, как был распущен 30 сент., вследствие того, что палата представителей избрала (72 голосами против 53) своим вторым президентом попавшего в немилость Вейса. Новые выборы нанесли министерству решительное поражение. После открытия сейма 15 янв. 1859 г. Вейс снова был избран вторым президентом. Министерство заговорило о примирении и соглашении. Оппозиция не замедлила поднять вопрос о преследованиях печати. Однако настоящий кризис последовал только благодаря общему политическому положению дел, созданному Итальянской войной. Правительство нуждалось в чрезвычайном кредите для военных вооружений. Палата разрешила эти кредиты, но вместе с тем обратилась с адресом к королю, в котором высказала свое полное несогласие с министерством. Король не принял адреса, и сейм был закрыт 26 марта. Тем не менее, министерство распалось: фон дер Пфордтен взял отставку и получил место посланника при союзном сейме. Новый кабинет Шренка-Неймайера был встречен народным представительством с доверием. Сейм вотировал средства на покрытие военных надобностей и затем приступил к обсуждению бюджета на восьмой финансовый период, принятый в том виде, как он был предложен правительством. На том же сейме решено закрытие лотереи, доставлявшей в последнее время ежегодный доход в 2 млн. флоринов, и выработано новое уголовное законодательство, с отделением правосудия от администрации и улучшением суда присяжных в Пфальце. Этот новый порядок вещей вступил в силу 1 июля 1862 г. Затруднения представлял вопрос о принятии торгового договора с Францией, заключенного Пруссией от имени Таможенного союза. Бавария стала на сторону Австрии и защитников покровительственных пошлин. Хотя министерство было уверено в большинстве палаты, но, опасаясь, что через 2,5 года, когда предстояло ее возобновление, настроение умов может измениться, а также желая дать народу возможность высказаться в таком важном для него вопросе, оно неожиданно для всех распустило палату 28 февр. 1863 г. Новые выборы вполне соответствовали ожиданиям правительства. Новый сейм, созванный на 25 июня, громадным большинством одобрил положение, принятое министерством в таможенном вопросе, разрешил крупные кредиты на увеличение содержания чиновникам и на новые железные дороги, но без успеха домогался сокращения финансовых периодов.

Вслед за закрытием сейма 30 сент. Шлезвиг-Голштинский и вместе с ним Германский вопрос вступили в новую фазу. Положение правительства было вполне благоприятно герцогствам и в этом смысле соответствовало желаниям немецкого народа. Но в начавшихся несогласиях между Австрией и Пруссией ему не доставало решимости и средств для того, чтобы принять более энергичный образ действий. Посреди энергичных переговоров 10 мая 1864 г. неожиданно умер король Максимилиан II на 52 году жизни. Последний его правительственный акт был посвящен Эльбским герцогствам. Король Максимилиан отличался простым и доброжелательным характером, любил науки и покровительствовал им. Ему Бавария обязана многими научными предприятиями, как, например, грандиозным описанием страны и народа, изданным под названием "Бавария", учреждением исторического отделения при Мюнхенской академии наук, составленного из первостепенных историков Германии и обогатившего науку целым рядом ценных научных трудов. Он же основатель Баварского национального музея, одного из лучших в Европе, а также Максимилианеума, высшего образовательного заведения для молодых талантов. Он лично всегда был против всякого нарушения конституции, и в его царствование Бавария представляла одно из немногих государств, в которых реакции не удалось навязать стране свои законы. Не будучи враждебен церкви, он, однако, не терпел клерикальных происков, и при нем церковные распри в Баварии отступили на задний план. Но все эти прекрасные качества часто оставались бездеятельными, вследствие недостатка решимости и твердой воли. Ему наследовал сын его, Людвиг II, родившийся в 1845 г. и, следовательно, вступивший нЛюдвиг IIа престол на 18 году жизни. Он получил хлопотливое наследство. Торгово-политические и Шлезвиг-Голштинские переговоры с каждым днем все более и более обострялись; соперничество между обеими германскими великими державами, казалось, могло быть улажено только мечом. Что в последнем случае и вообще во всех спорных вопросах Бавария будет на стороне Австрии, это считалось несомненным, покуда Шренк оставался руководящим министром, а фон дер Пфордтен посланником при союзном сейме. Пруссия, прежде всего, требовала решения по торговому трактату, заключенному ею 1862 г. с Францией от имени Таможенного союза. В случае отклонения договора средними государствами она грозила распадением союза. При открытии новой берлинской таможенной конференции 2 мая 1864 г. недоставало посланников от Баварии, Вюртемберга, Гессен-Дармштадта и Нассау. Зато баварские уполномоченные съехались 21 мая в Вене для переговоров об основании Южно-германского Таможенного союза, во главе которого находилась бы Австрия. В Вене не замедлили сделать самые лестные предложения. Но выработанный сообща обеими державами проект требований, долженствовавших быть предъявленными Пруссии в виде ультиматума от имени Австрии, Баварии и других членов Южно-германского союза, не встретил сочувствия ни у союзников, ни в самом Мюнхене, где очень хорошо понимали, что с выходом из Таможенного союза, Бавария, столь ревнивая относительно своей державной самостоятельности, превратилась бы в политического и финансового вассала Австрии. Сверх того, в течение июля из всех больших городов Баварии на имя короля стали поступать петиции от торговых и фабричных советников, а также от собраний промышленников с явно выраженным желанием, чтобы правительство присоединилось к Таможенному союзу, который должен был создаться на основании торгового договора с Францией. При таком положении дела, правительству не оставалось иного исхода, как присоединиться к новому таможенному союзу, о каковом присоединении сообщено было в Берлин 28 сент., а уже 12 окт. торговый договор с Францией был подписан всеми членами конференции, в том числе и Баварией. В следующем году заключен торговый договор между Таможенным союзом и Австрией. Гораздо быстрее пошло дело при заключении торгового договора с Италией. После того, как Пруссия в циркулярной депеше от 26 мая 1865 г. предложила этот договор государствам Таможенного союза и в депеше от 31 мая сообщила, что итальянское правительство вместе с тем настаивает на признании Итальянского королевства, Бавария через своего посланника в Берлине заявила 9 ноября тамошнему итальянскому посланнику, что она готова признать новое королевство и затем 12 декабря сообща с Пруссией обратилась ко всем правительствам Таможенного союза с предложением немедленно открыть переговоры с Италией. И уже 31 декабря в Берлине был подписан торговый договор с новым Итальянским королевством.

Непреклонное и притом неудачное противодействие французскому торговому договору стоило барону Шренку его министерского портфеля. Вместо него министром иностранных дел назначен барон фон дер Пфордтен, а Шренк заменил его в качестве посланника при Таможенном союзе. В вопросе о герцогствах фон дер Пфордтен, согласно повелению короля Максимилиана, занял более решительное положение и 12 марта 1864 вошел с предложением о признании принца Аугустенбургского герцогом голштейнским, о допущении его уполномоченного в качестве представителя Голштинии в союзном сейме и о постановлении окончательного решения в течение 8 дней. Но подача голосов не последовала. Австрия и Пруссия, ведшие Немецко-Датскую войну за свой собственный страх, вырвала все дела из рук союзного сейма, так что последнему оставалось только протестовать и составлять протоколы. После счастливо оконченной войны Австрия и Пруссия внесли предложение от 1 дек. 1864 г., чтобы союзная экзекуция, возложенная на Саксонию и Ганновер, была признана законченной. Бавария высказалась против этого предложения и за признание законности герцога голштинского, но осталась при меньшинстве 6 голосов против 9; но 27 марта 1865 г. она возобновила свое требование, в союзе с Саксонией и Гессен-Дармштадтом, и предложила союзному сейму передать управление Голштинией принцу Аугустенбургскому, как ее законному владельцу. Австрия, которая в 1864 г. находилась уже во враждебных отношениях к своему недавнему союзнику, настаивала, вопреки сопротивлению Пруссии, на том, чтобы это предложение было подвергнуто голосованию. Большинство высказалось за него, и то же большинство окончательно приняло баварское предложение. Пруссия протестовала и потребовала предварительной проверки всех, в том числе и прусских притязаний.

Между тем 30 марта 1865 г. открылись заседания баварского сейма. Правительство внесло проект закона, соответствовавший неоднократно выраженным желаниям второй палаты о замене шестилетнего финансового периода двухлетним. Вторая палата приняла этот закон единогласно, а в палате государственных советников он прошел большинством 30 голосов против 7. На этом сейме прогрессистская партия образовала вместе с представителями Пфальца "соединенную левую", принявшую в свою программу идею о центральной германской власти. Проект закона об амнистии всем военным, замешанным в событиях 1849 г., был принят обеими палатами. Относительно же главного предмета текущей сессии, вопроса о Шлезвиг-Голштинии, прения выяснили, что в этом деле народ и правительство держится одинаковых мнений. 11 июля сейм был закрыт и в королевском послании заявлено о санкции законов, принятых обеими палатами. 23 июля на пути в Гастейн Бисмарк имел совещание с министром фон дер Пфордтеном в Зальцбурге, в котором он выразил желание Пруссии, чтобы в предстоящей в недалеком будущем войне между нею и Австрией средние государства оставались нейтральными, причем Баварии подана надежда на роль руководительницы в Южной Германии. Баварское правительство отнеслось очень уклончиво к этому предложению и уже 27 июля, а потом 4 ноября внесло вместе с Саксонией и Гессен-Дармштадтом предложение о созыве представителей Голштинии и о включении Шлезвига в Германский союз. Вследствие отрицательных заявлений Австрии и Пруссии союзное собрание постановило 18 ноября, 8 голосами против 7, передать это предложение в особую комиссию. Но Бавария вместе со своими обоими союзниками внесла письменное заявление, что они считают свою задачу и деятельность в союзном собрании по этому делу законченными и намерены ответить решительным протестом на всякую сделку, которая не будет основана на союзном праве. В депеше от 8 марта 1866 года, отправленной ко дворам Саксонии, Вюртемберга, Бадена, Гессен-Дармштадта и Нассау, Бавария выразила справедливое мнение, что если Австрия и Пруссия намерены уладить свои раздоры помимо союза, то остальные государства обязаны воздерживаться от всякого вмешательства, но что если одна из спорящих сторон обратится за помощью к Союзу, то никто из членов Союза не имеет права отказать ей в этой помощи. Этот взгляд на положение дела был сообщен берлинскому и венскому кабинетам и вместе с тем последнему дано понять, что обращение к Союзу только тогда будет иметь успех, если в Голштинском вопросе Австрия вернется к легитимной точке зрения. Уже 16 марта в Мюнхене и при других дружественных дворах получена конфиденциальная австрийская депеша, в которой Австрия, сообщая о своем дипломатическом плане действия, указывает на вероятность войны и приглашает средние государства к немедленному вооружению. Около того же времени (24 марта) прусский кабинет обратился с циркулярной нотой в Мюнхен и к другим дворам с запросом: может ли он в случае войны рассчитывать на их поддержку, выставляя в то же время на вид необходимость преобразования союза. Бавария заявила прусскому кабинету, что все подобные вопросы могут быть разрешены только в союзном собрании и его властью, вследствие чего Пруссия внесла свой проект реформ в союзный сейм. Фон дер Пфордтен даже в последнюю минуту не терял надежды на возможность примирения. В тождественной ноте от 31 марта, обращенной к Австрии и Пруссии, баварское правительство рекомендовало обоим государствам воздержаться от начатия враждебных действий, предлагая немедленно открыть переговоры с целью преобразования союза. Но это, разумеется, ни к чему не привело. Тем временем, согласно требованиям Австрии, Бавария приступила к вооружениям. 10 мая объявлена мобилизация армии, и 23 мая принц Карл, дядя короля, назначен главнокомандующим, а генерал Танн начальником главного штаба. На конференциях средних государств в Аугсбурге и Бамберге (22 апреля и 14 мая), имевших целью обеспечение их общих интересов, выдающуюся роль играли Пфордтен и саксонский министр Бейст. Бавария приняла также участие 19 мая в предложении средних государств о единовременном разоружении всех членов союза и в выборе представителя от союзного собрания на предполагавшемся мирном конгрессе в Париже, причем уполномоченным Германского союза избран фон дер Пфордтен. После того, как Австрия, вернувшись в смысле баварской депеши от 8 марта на почву союзного права, представила 1 июня Шлезвиг-Голштинский вопрос на решение Союза и 11 июня потребовала содействия этого Союза против прусской "насильственной самопомощи" в Голштинии, Бавария высказалась за немедленное решение этого вопроса. Она не обратила внимания на предложения Пруссии в циркулярной депеше от 12 июня, и 19 июня подала голос вместе с большинством о немедленной мобилизации всего союзного войска. И когда два дня спустя Австрия формально гарантировала всем оставшимся верными Союзу правительствам целость их владений, Бавария объявила себя готовой оказать Саксонии требуемую ею союзную помощь. Бавария пошла еще дальше. 14 июня она заключила с Австрией Ольмюцский договор, по которому обязалась выставить в поле 40 - 50 тысяч человек и сообразовать свои военные операции с действиями австрийской главной квартиры. Австрия, со своей стороны, обязалась не начинать переговоров с Пруссией без участия и согласия Баварии, а в случае могущих оказаться необходимыми территориальных изменений всеми силами стараться о том, чтобы Бавария не понесла никаких потерь и получила соответственное вознаграждение за те уступки, которые могут от нее потребоваться.

Созванный на 28 мая сейм открыт 27 тронной речью. В заседании второй палаты от 30 мая правительство потребовало чрезвычайный военный кредит в размере 31 512 000 флор., выставив своей программой сохранение мира, а в случае нарушения его - защиту союзных прав и самостоятельности Баварии. В прениях об адресе 8 и 9 июня соединенная левая внесла свой проект, в котором одинаково резко порицала как австрийскую, так и прусскую политику, требуя окончательного преобразования Германского союза и баварского государственного устройства. Правая и центр отвергли это предложение и приняли проект адресной комиссии. Военный кредит был разрешен единогласно на заседании 18 июня. За него подала голоса и соединенная левая, которая, однако, заявила, что этим отнюдь не принимает на себя ответственности за последствия принятого адреса и нисколько не думает выразить свое одобрение политике, "которая может быть имеет целью по восстановлении мира снова воссоздать старую союзную конституцию, ненавистную народу и не удовлетворяющую ни одному из его справедливых требований". 21 июня сейм был закрыт, а 2 июля король издал прокламацию к своему народу, в которой выставил целью войны "сохранение общего германского отечества, как свободного и могущественного целого, упроченного союзом его князей и национальным представительством его племен, сохранение Баварии, как самостоятельного и достойного члена великого немецкого отечества". 3 июля произошло сражение при Кенигсгреце.

Баварская армия, численностью сначала в 42, потом в 50 тыс. человек, сосредоточилась около Бамберга. В последних числах июня она подошла к Кобургу и Мейнингену, выдвинув свои аванпосты к Зулю и Шмалькальдену, чтобы соединиться с ганноверцами. Но, узнав о сдаче ганноверских войск, повернула на запад для соединения с 8 армейским корпусом. Тут она натолкнулась на прусскую майнскую армию и 1 июля была отброшена ею в нескольких сражениях. Баварцы укрепились было на Заале, но после сражения 10 июля принуждены были покинуть и эту линию, а 11 июля отступили назад через Майн близ Швейнфурта. Соединение обоих южно-германских армейских корпусов последовало только 24 июля после того, как 8 корпус на своем походе от Майна через Оденвальд к Вюрцбургу был разбит в нескольких стычках. Наконец, 26 июля они переправились вместе со своими союзниками через Майн у Вюрцбурга, заняли этот город вместе с правым берегом Майна, тогда как прусская Майнская армия обстреливала крепость Мариенберг, на левом берегу Майна. В то же время прусский резервный корпус вторгся с северо-востока в Баварию, пошел на Гоф и Байрейт и 31 июля вступил в Нюрнберг. Теперь ничто уже не могло помешать пруссакам пойти на столицу и к Альпам. Получив известие об открытии переговоров в Никольсбурге, фон дер Пфордтен поспешил туда 21 июля и 28 заключил 3-недельное перемирие между Пруссией и Баварией, которое, однако, должно было вступить в силу только 2-го августа. Извещенный об этом, прусский генерал Мантейфель отдал приказ прекратить военные действия по всей линии Майна и 1 августа заключил с баварским принцем Карлом мирную конвенцию, в силу которой пруссаки заняли Вюрцбург, а баварцы остались в Мариенберге. Северная Бавария осталась в руках пруссаков до заключения окончательного мира. Издержки на это занятие должна была нести Бавария, которая поэтому поспешила заключением мира. Фон дер Пфордтен ездил в Берлин и 22 авг. заключил с графом Бисмарком мирный договор, по которому Бавария уступила Пруссии 10,05 кв. миль земли, именно округа Орб и Герсфельд, лежащие в Спесарте и Рэнских горах, с 32 976 ж., и должна была выплатить 30 млн. флоринов военной контрибуции. Вместе с тем между Пруссией и Баварией заключен был наступательный и оборонительный союз, который, однако, стал известен стране только в марте 1877. Таков был неожиданный и крутой переворот, совершившийся со времени Ольмюцского договора.

По заключении Никольсбургского мира народные собрания в Линдау, Кемптене, Мемингене, а также Мюнхене высказались против разделения Германии майнской линией и за вступление Баварии и всей Южной Германии в Северо-германский союз. Прогрессистская партия выставила своей новой политической программой "объединение всей Германии (кроме Австрии) в союзном государстве и в парламенте, заведование военными делами и сношениями с иностранными государствами центральной властью, которая должна быть предоставлена Пруссии". Вновь собравшемуся 27 авг. сейму предложен мирный договор с Пруссией и требование кредита в 30 м. флоринов для уплаты военной контрибуции. Оба требования были утверждены сеймом, но палата депутатов прибавила к этому требование, чтобы правительство стремилось "к объединению Германии при содействии свободно избранного и снабженного нужными полномочиями парламента". Мобилизованные войска были распущены 2-го сент., а главнокомандующий, принц Карл, сложил с себя 22 окт. все свои военные должности в Баварии, и даже звание шефа иностранных полков. Фон дер Пфордтен подал 10 декабря прошение об отставке и получил ее 29 декабря. Но самая важная перемена, происшедшая в составе правительства, заключалась в назначении на пост министра иностранных дел князя Гогенлоэ, который в качестве члена палаты государственных советников успел обратить на себя внимание, как способный государственный деятель либерального образа мыслей и решительный противник австрийской политики Пфордтена. Положение нового министра было в высшей степени ответственное, так как, благодаря событиям 1866 г., Бавария достигла такого влияния, каким она еще никогда прежде не пользовалась. Назначение Гогенлоэ означало разрыв баварской политики с Австрией и сближение с Пруссией.

9 января 1867 г. князь Гогенлоэ отправил приглашения к Вюртембергу, Бадену и Гессену собраться на конференцию для выработки общих оснований нового военного устройства. Конференция имела место в Штутгарте 3, 4 и 5 февр. Решено увеличить военные силы на началах прусского военного устройства, именно: ввести общую воинскую повинность, с упразднением заместительства и разделением армии на активный состав, запас и ополчение. Для дальнейшего обсуждения этого вопроса, на выработанных конференцией основаниях, в Мюнхене собралась 4 декабря военная конференция трех южно-германских государств. Переговоры об образовании нового союза между четырьмя южно-германскими государствами, с одной стороны, и Северо-германским союзом, с другой, возбужденные депешей Гогенлоэ от 6 мая, остались безо всяких результатов. Люксембургский вопрос подал Баварии повод сделать попытку к соглашению между Пруссией и Австрией. Советник министерства Тауфкирхен откомандирован Гогенлоэ 12 апр. в Берлин и оттуда с поручением от Бисмарка в Вену. Но эта "тауфкирхенская миссия" потерпела неудачу вследствие нерасположения австрийского правительства к совместному действию с победителем 1866 г. На совещаниях министров относительно восстановления Таможенного союза, происходивших 3 и 4 июня в Берлине, по приглашению Бисмарка Гогенлоэ присутствовал лично, но выработанное на них соглашение, по которому законодательная власть в таможенных делах должна быть предоставлена общему от всех участвующих правительств органу и народному представительству, не понравилось в Мюнхене. Гр. Тауфкирхен был послан 14 июня в Берлин выговорить более благоприятные условия для Баварии. Но на совещаниях от 18 июня он не добился для Баварии права liberum veto, а достиг только того, что Баварии было предоставлено в совете Таможенного союза 6 голосов (вместо 4) и что представительство народов союзных государств получило название "таможенного парламента" и совершенно независимый от северо-германского рейхстага порядок ведения дел. Новые договоры были подписаны уполномоченными всех государств таможенного союза 8 июля в Берлине.

8 января 1867 г. сейм собрался снова. Правительство внесло ряд законопроектов, обнимавших все области социальной жизни. Прогрессистская партия предложила 14 янв. обратиться к королю с адресом, в котором была бы указана необходимость тесного сближения с Пруссией. В ответных своих заявлениях от 19 и 23 янв. Гогенлоэ выставил целью баварской политики национальное единение с Севером. 12 февр. правительство внесло закон о новом военном устройстве, основанном на решениях военной конференции, а 13 февраля вторая палата потребовала предложения либерального школьного закона, после чего сейм был закрыт 23 мая. Удовлетворяя желанию второй палаты, правительство назначило 16 авг. комиссию из специалистов для обсуждения нового проекта школьного закона; но этот проект вызвал со стороны ультрамонтанского духовенства организованный поток протестов, а оба архиепископа, вместе со всеми епископами королевства, поднесли 28 сент. адрес королю, в котором настаивали на неотчуждаемости прав церкви на школу и на грозящей стране опасности изгнания христианской веры из школ. Сейм снова собрался 30 сент. Внеся в собрание договоры о Таможенном союзе, Гогенлоэ развил подробно свою политическую программу и заявил, что министерство стремится к национальному единению всех южно-германских государств с Северо-германских союзом и тем самым к сплочению разрозненной Германии в форме союза государств. Вторая палата приняла договоры с Таможенным союзом большинством 117 голосов против 17, тогда как комиссия государственных советников постановила 9 голосами против 1 отвернуть их. Это постановление заключало в себе тем большую опасность для Баварии, что граф Бисмарк поручил прусскому посланнику в Мюнхене заявить о прекращении договоров Таможенного союза от 1865 г., если новые договоры не будут утверждены к 31 окт. При открытии дебатов 26 окт. легко было убедиться, что для принятия договоров большинства из ⅔ голосов не составится. Князь Ловенштейн-Вертгейм сделал примирительное предложение принять договоры только под тем условием, если предоставленное Баварии прежними трактатами право принятия или отклонения будет сохранено и в новых договорах. Это предложение было принято всеми голосами, кроме 3. Немедленно после этого князь Гогенлоэ и барон Тюнген (предводитель антипрусской партии) отправились в Берлин, но там им ответили, что liberum veto не может быть представлено ни одному государству, и что, в случае отклонения договоров, Бавария через 6 месяцев будет исключена из Таможенного союза. По возвращении их в Мюнхен комиссия предложила безусловное принятие договоров, которые и были утверждены верхней палатой 31 окт. Из социальных законов палата депутатов утвердила 18 ноября новый ремесленный закон 1868 г. (со свободой промыслов), принятый палатой государственных советников только 27 янв. после продолжительных прений. Точно так же и закон о военной реформе прошел лишь после многократных совещаний и взаимных уступок в несколько измененной редакции. Наконец, после 7-месячной сессия сейм был закрыт 2 мая 1868 года.

В 1868 г. произошли первые выборы в Таможенный парламент. Католическое духовенство пустило в ход все зависящие от него меры, чтобы придать этим выборам партикуляристический характер, и, благодаря общему избирательному праву и тайной подаче голосов, это было для него нетрудно. Сельских обывателей уверили в том, что если они не будут выбирать клерикалов, то их обратят в пруссаков и лютеранскую веру, и им придется платить очень много налогов. Благодаря этой агитации, клерикальная партия провела на 48 депутатов, избираемых Б., 26 своих приверженцев, тогда как прогрессистская партия получила 12 мест, умеренная партия 9, а демократическая всего 1 место. В числе избранных был князь Гогенлоэ, который сделался вице-президентом Таможенного парламента. Новые выборы и сейм 1869 г. имели громадное значение для страны. Предложение о введении общего и непосредственного избирательного права было отклонено второй палатой 92 голосами против 48. Клерикалы были все за это предложение, так как в полезности его для их целей они имели случай убедиться при выборах в Таможенный парламент. Прения о школьном законе, продолжавшиеся во второй палате от 15 до 23 февр., отличались большим возбуждением. Новым законом предполагалось вырвать исключительное руководство школами из рук духовенства и поднять школы на более высокий образовательный уровень. Сохранив конфессиональный характер школ, предоставив высшим духовным властям распоряжение и заведование религиозным преподаванием, он вместе с тем отнимал у него право вмешательства в другие дела школы. Вместо 386 окружных инспекций, находившихся до сих пор исключительно в руках духовенства, предполагалось назначить 56 особых окружных инспекторов, как духовных, так и светских, но людей с педагогическим образованием, и предоставить им надзор за всеми школьными делами. Палата приняла этот закон с некоторыми изменениями большинством 114 голосов против 26. Палата государственных советников одобрила закон только под условием изменения редакций 63 пунктов; в 36 из них вторая палата уступила, но относительно остальных 27, особенно же в вопросе об инспекторах, она осталась при первом своем решении. Вследствие этого школьный закон провалился, а вместе с ним не получал утверждения и закон об увеличении жалованья учителям, составлявший настоятельную необходимость. Больше единодушия между обеими палатами обнаружилось относительно других законопроектов. Социальное законодательство было дополнено принятием общинного закона, преобразованием гражданского процесса на началах гласности и устности, а также принятием нового военного уголовного устава и уложения о наказаниях. Сессия закрыта 27 апр., и так как вместе с этим истек срок полномочиям палаты, избранной 1863 г., то новые выборы назначены на 20 мая.

Ввиду опасности, угрожавшей современному государственному строю со стороны предстоявшего Вселенского собора и догмата о непогрешимости папы, князь Гогенлоэ, не желавший видеть Баварию обращенной в "немецкое церковное владение", принял на себя почин действия и в циркулярной депеше от 9 апр. обратился к европейским кабинетам с предложением созвать конференцию из представителей всех заинтересованных правительств, чтобы сообща выработать прочные меры против происков иезуитов. Европейские правительства, с Францией и Австрией во главе, признали это предложение преждевременным и решили выждать постановлений Собора. После этого Гогенлоэ в депеше от 26 июня обратился к другим южно-германским правительствам и Пруссии, предлагая им отбирать мнения богословских и юридических факультетов о некоторых догматических и канонических вопросах. На это тоже не последовало согласия правительств. Тогда Гогенлоэ вытребовал мнения Мюнхенского и Вюрцбургского университетов и обнародовал их к общему сведению. Вследствие клерикальной агитации, на новых выборах от 22 мая ультрамонтаны, или, как они сами себя называли, "патриоты", получили 79 мест из 164, а либеральная партия 75. Между последними либеральная средняя, располагавшая на прежнем сейме значительным большинством, имела теперь всего 20 голосов, тогда как остальные 55 достались прогрессистской партии. Нижняя Бавария выбрала исключительно ультрамонтанов, Рейнпфальц и Средняя Франкония исключительно либералов, а города, в том числе и те, в которых католическое население составляло большинство, тоже избрали большей частью либеральных кандидатов. 21 сентября новая палата открыла свои заседания. Но после того как с 29 сент. до 5 окт. происходили 7 президентских выборов, и каждый раз голоса разделялись поровну между кандидатами клерикальной и либеральной партий, оставалось одно средство - распустить палату и назначить новые выборы. Королевским рескриптом новые выборы были назначены на 25 ноября и вместе с тем произведено некоторое изменение в распределении избирательных округов, чтобы доставить городам более широкое представительство, чем сельскому населению, и таким образом усилить либеральную партию. В результате оказались выбранными 80 ультрамонтанов и 74 либерала, из которых 63 принадлежали к прогрессистской и 11 к средней партии. Ввиду такого исхода выборов министерство подало прошение об отставке. Из различных городов посыпались адреса и телеграммы к королю с просьбой удержать министерство. Он сам желал этого, но должен был уступить, когда министры внутренних дел и культа, Горман и Грессер, настойчиво требовали отставки. Министерство внутренних дел было передано Брауну, а министерство культа принял на себя министр юстиции Люц.

Палата собралась 3 янв. 1870 г. В президенты был избран Вейс, и после окончательного устройства палаты сейм был открыт королем тронной речью, составленной в примирительном духе. Адрес, внесенный на обсуждение палаты государственных советников ее докладчиком Гарлесом, выражал истинное удовольствие по поводу исхода выборов и недоверие к министерству, метившее, главным образом, в князя Гогенлоэ. Несмотря на блестящую защиту князя, проект адреса был принят 32 голосами против 12. Из 7 присутствовавших принцев за него подали голоса 6, в том числе дяди короля, Луитпольд и Адальберт, а также брат короля, принц Оттон. Король известил президента верхней палаты, что он не намерен принять ни ее депутации, ни ее адреса. Прения об адресе в палате депутатов происходили 29 янв. Предложенный ультрамонтанским большинством адресной комиссии проект был составлен ее докладчиком Иёргом. В нем высказано было желание видеть руководство иностранными делами в других руках, а о союзном договоре с Пруссией говорилось в таком духе, сквозь который ясно просвечивало желание видеть этот союз несостоявшимся. Адрес принят большинством 78 голосов против 62. Король опять не принял депутации, долженствовавшей поднести ему адрес, но разрешил переслать его к себе во дворец. Князь Гогенлоэ снова подал в отставку. Убедившись в том, что совместная деятельность министра-президента с такой палатой стала невозможной, король должен был уступить и назначил в преемники Гогенлоэ баварского посланника в Вене, графа Брая, одно время уже заведовавшего министерством иностранных дел в течение 1848 г., до марта 1849 г. В заседании палаты депутатов от 30 марта, когда при обсуждении чрезвычайного военного кредита союзные договоры подверглись новым нападкам, граф Брай сделал заявление о своей программе в том смысле, что она будет направлена к сохранению договоров, но вместе с тем к обеспечению независимости и свободного самоопределения Баварии. Он не намерен, подобно Гогенлоэ, отыскивать пути к национальному единению Южной Германии с Северо-Германским союзом, а желает оставаться при союзном и таможенном договорах, т. е. сохранить Status quo.

Внезапно разразившаяся война между Пруссией и Францией должна была поставить на пробу верность Баварии договорам. Король Людвиг решил дело в национальном смысле. Уже 10 июля 1870 г. французскому правительству, зондировавшему намерения Баварии через посредство третьего лица, дано в ответ, что Бавария, во всяком случае, не отделится от остальной Германии. 16 июля король издал указ о мобилизации армии, а 18-го военный министр потребовал от палаты чрезвычайного кредита на военные расходы в 26 700 000 флоринов. Комиссия второй палаты постановила 6-ю голосами против 3 разрешить требуемые кредиты только для вооруженного нейтралитета. При голосовании в палате предложение комиссии было отвергнуто 85 голосами против 68 и вместо него принят 101 голосами против 47 примирительный проект Шлейха, "на случай неизбежности войны" разрешить 5 600 000 флор. на мобилизацию и 12 660 000 на содержание армии до 1 ноября 1870 г. Это решение принято первой палатой без всяких прений, после чего Пруссия немедленно была извещена о присоединении Баварии к военным действиям против Франции. Еще в тот же день прусский король известил телеграммой короля Людвига, что он причисляет баварские войска к третьей армии, находящейся под командой кронпринца. Прибытие последнего в Мюнхен 27 июля встречено общим восторгом. Партикуляризм исчез окончательно, как будто его никогда и не бывало. Баварские войска действовали превосходно. Доблесть их засвидетельствована сражениями при Вейсенбюрге и Верте, под Седаном, Парижем и Орлеаном. Общий подъем национального сознания в то время был так силен, что население Баварии в многочисленных адресах, обращенных к правительству, ходатайствовало о присоединении к Северо-германскому союзу. Министерство испросило у короля разрешение на открытие переговоров и обратилось к Бисмарку с предложением прислать уполномоченных в Мюнхен. Но на первых совещаниях Бавария выставила ценой своего присоединения такие требования, которые слишком отзывались духом партикуляризма и потому не могли быть принятыПровозглашение Германской Империи в Версале. Она требовала самостоятельного заведования армией и путями сообщения, самостоятельной системы налогов и законодательства, предпочтительного влияния на иностранную политику, права veto при всех конституционных изменениях и освобождения от расходов на германский флот. Переговоры на время прекратились и были возобновлены только после того, как со стороны других южно-германских государств получилось окончательное согласие на присоединение к Северо-германскому союзу. Договор между Баварией и союзом подписан 30 ноября 1870 г. По этому договору Бавария сохранила за собой свою собственную дипломатию, заведование армией, почтой, телеграфом, железными дорогами, правом обложения пива и водки и полную самостоятельность в вопросах о подданстве и праве поселения. Вместе с тем в союзном совете из уполномоченных Баварии, Саксонии и Вюртемберга образована под председательством Баварии особая дипломатическая комиссия, и принято, что в союзном совете достаточно veto 14 голосов (таково именно число голосов, принадлежащих Баварии, Саксонии и Вюртембергу вместе) для того, чтобы сделать недействительным всякое изменение конституции. Несмотря на эти многочисленные исключения, договор был принят Северо-германским союзным советом единогласно, а рейхстагом большинством 195 против 32. Король Людвиг, со своей стороны, принял на себя инициативу в вопросе о титуле главы государства, и, по соглашению со всеми немецкими государями, поднес королю прусскому, как президенту Германской империи, титул императора.

В баварские палаты новый договор был внесен 14 декабря и вызвал ожесточенную борьбу партий, закончившуюся только 21 января следующего года. В комиссии пятнадцати, избранной для доклада по вопросу о присоединении Баварии к Германской империи, Иёрг предлагал отвергнуть договор и заключить с будущей империей союз, "в основании которого легло бы дальнейшее развитие военного трактата и расширения той конституционной связи, которая уже существовала в силу договора с Таможенным союзом". Это предложение было принято большинством 12 голосов против 3, принадлежавших национальной партии. Прения начались 12 янв. Министры и вожаки прогрессистской партии горячо защищали договор, в пользу которого высказались даже некоторые члены патриотической партии. Голосование происходило 21 января и дало 102 голоса за и 48 против, т. е. несколько больше необходимых для принятия договора двух третей. 1 февраля новый договор обнародован к общему сведению, вместе с избирательным законом в рейхстаг. Сейм закрылся 18 февраля. Всеобщее внимание обратилось теперь на выборы в рейхстаг, назначенные на 8 марта. Избирательная борьба происходила между либеральными партиями и клерикалами (патриотами), из которых первые одержали победу в 30, а последние в 18 избирательных округах.

К чисто политической борьбе вскоре присоединилась церковно-политическая, для которой Бавария представляла весьма благодарную почву. Постановление Ватиканского собора от 18 июля 1870 г. со всеми их последствиями положило начало столкновению в области церковной политики. Еще 19 января 1870 г. каноник и государственный советник Дёллингер высказался в газетной статье против догмата непогрешимости, а печатавшиеся в аугсбургской "Allgem. Zeit" римские письма с Собора указали оппозиции слабую сторону врага. 24 июля 44 профессора и доцента Мюнхенского университета издали декларацию против вселенского значения Ватиканского собора и против провозглашаемого им догмата непогрешимости папы в делах веры. 9 авг. правительство запретило обнародование постановлений Собора без предварительного одобрения государственной власти. Но епископы мало обратили на это внимания. Архиепископ мюнхенский и епископ регенсбургский, вопреки запрещению, обнародовали догмат в своих народных листках. Один только епископ бамбергский обратился за разрешением к министру духовных дел, но, получив отказ, распорядился провозглашением соборных постановлений со всех кафедр своей епархии, пригрозив своим противникам церковным отлучением. Даже профессоров мюнхенского богословского факультета хотели подчинить новому догмату. Архиепископ мюнхенский потребовал от них подписки в том, что они выскажутся за признание соборных постановлений. Шесть профессоров богословского факультета дали такую подписку, а трое, в том числе Дёллингер, отказались от нее. Вслед за этим сенат Университета постановил сделать подписавшимся выговор и обратить внимание министра на незаконное вмешательство архиепископа в прерогативы Университета. Но архиепископ, объяснив в пастырском послании от 7 января 1871 г. своим прихожанам мотивы своего подчинения догмату, снова потребовал от всех докторов богословии безусловного признания его. На это Дёллингер ответил 28 марта посланием, в котором подверг разрушительной критике образ действий и постановления Собора и в то же время предложил выбрать ученую коллегию, перед которой он мог бы публично защищать свое мнение. Со всех сторон посыпались адресы одобрения, даже из других государств. Но архиепископ, благоразумно устраняясь от публичных прений, пытался обратить Дёллингера посредством нового послания и, потерпев неудачу, подверг его отлучению. Университет ответил на этот шаг избранием Дёллингера в ректоры, а его единомышленника Фридриха - в сенат. Тогда высшие духовные сановники обратились с коллективной запиской к королю, прося его не допустить умаления конституционных прав церкви. В министерстве господствовали два противоположных течения. Одно, представляемое Браем, желало, по возможности, не мешать образу действия епископов, а другое, представителем которого был Люц, полагало, что если правительство не желает отрешиться совсем от своего авторитета и видеть полное уничтожение дисциплины между своими чиновниками и в народе, то оно должно принять какие-нибудь меры. Последнее мнение одержало верх, и граф Брай вышел в отставку. 21 августа образовалось новое министерство, которое решило дать определенный ответ на обращение епископов. В циркуляре от 27 авг. министр просвещения Люц, с большой обстоятельностью разобрав отношения государства к католической церкви в Баварии, отказал архиепископу в его просьбе о содействии государственной власти против противников непогрешимости.

Отношения баварского правительства к Германской империи были вполне благоприятны. Первое очень хорошо понимало, что в трудной церковно-политической борьбе, происходившей в Баварии, помощь империи для него необходима для введения законов и конституционных изменений, в пользу которых в баварском сейме оно никогда не получило бы большинства, не говоря уже о необходимом большинстве двух третей голосов. Так, благодаря имперской законодательной власти, Бавария избавилась от иезуитов, которые, вопреки существовавшему запрещению, поселились в Регенсбурге под покровительством тамошнего епископа. Точно так же, согласно постановлению союзного совета в июне 1873 г., орден Редемптористов получил приказ прекратить свою деятельность. Коллективное представление баварских епископов королю, испрашивавших покровительство всем еще уцелевшим духовным орденам и корпорациям, а также протест их против учреждения смешанных конфессиональных школ, были оставлены без внимания. Баварские уполномоченные в союзном совете приняли также закон о введении обязательного гражданского брака, чем положен был конец злоупотреблениям католического духовенства Баварии, соглашавшегося на освящение смешанных и католических браков только при том условии, когда в первом случае давалось обязательство воспитывать детей в католической вере, а во втором под условием признания догмата о непогрешимости. Другие уже раньше изданные имперские законы Бавария приняла в первом же заседания общегерманского рейхстага, каковы: закон о свободе переселения, о приобретении и утрате подданства, о введении общего германского вексельного права, уложения о наказаниях Северо-германского союза и т. д. В 1872 г. ею принят германский ремесленный устав, в 1873 году - закон о правах промышленных и хозяйственных обществ, а в 1875 г. германский квартирный закон. Не менее благополучно правительство покончило с законом о школьной реформе, которая оставалась нерешенной с 1869 г., когда верхняя палата провалила либеральный проект министерства. Вместо того чтобы снова предложить этот закон сейму, оно вводило отдельные реформы, как, например, учреждение специальных школьных инспекторов при посредстве окружных ландратов, а иные путем простого правительственного распоряжения. В сентябре 1873 г. обнародовано распоряжение об увеличении числа народных школ и преобразовании конфессиональных школ в смешанные, в зависимости от усмотрения общинных властей. В апреле того же года издано постановление, в силу которого учреждение и заведование воспитательными и другими учебными заведениями, не исключая и духовных семинарий, были поставлены под верховный надзор государства. Насколько было необходимо, чтобы правительство озаботилось, наконец, ослаблением авторитета епископов в области церковной политики и школы и приняло меры к образованию более свободного от клерикальных влияний поколения - это показали выборы в рейхстаг от 10 янв. 1874 г. С помощью пастырских посланий и других, находящихся в распоряжении духовенства мер, клерикалы вышли победителями в 32, а либералы только в 16 избирательных округах.

В 1875 г. истек 6-летний законодательный период баварского сейма, и предстояли новые выборы в палату депутатов. Чтобы добиться более благоприятных для себя выборов, правительство решило произвести новое распределение избирательных округов и вместе с тем увеличить число депутатов со 145 до 156. Это вызвало страшное ожесточение в среде клерикальной партии, и епископы в своих пастырских посланиях, а духовенство в своих исповедальных сделали все возможное для того, чтобы натравить народ на либералов и правительство. На выборах 24 июля 1875 г. избрано 79 клерикалов и 77 либералов. Сессия открылась 27 сент., и в президенты избран клерикал барон Ов. Хотя сейм был открыт без тронной речи, но клерикальное большинство палаты постановило обратиться с адресом к королю. В этом адресе, составленном депутатом Иёргом, палата настаивала на отставке министерства и на назначении "истинно баварского правительства". После двухдневных прений, в которых Иёрг жаловался на насилование свободного избирательного права и Шельс самым возмутительным образом впутал в дело личность короля, адрес был принят большинством 79 голосов против 76. Вслед за этим все министерство в полном составе подало в отставку. Но король в собственноручном послании от 19 окт. заявил, что он не принимает отставки своих министров, пользующихся его полным доверием, и отказался принять адрес палаты; в другом послании от 21 окт. он высказал свое удивление по поводу тона, который позволили себе некоторые ораторы. Сейм был закрыт и собрался снова 23 февр. 1876 г. В отмщение за неблагоприятное для них распределение избирательных округов, клерикальное большинство палаты кассировало выборы многих либеральных округов: Мюнхена, Регенсбурга, Вюрцбурга, Швейнфурта. Но во всех этих округах прежние депутаты были вновь избраны подавляющим большинством. Внесенное Иёргом предложение, чтобы палата приняла на себя почин в издании нового избирательного закона, было отвергнуто 28 июня, так как за него высказались только клерикалы, а для придания ему законной силы требовалось большинство двух третей голосов. Проект правительства об увеличении жалованья учителям народных школ отвергнут клерикалами, видевшими в этих учителях изменников отечества. Вообще, партийный дух проникал собою все тогдашние дебаты, в том числе и прения о бюджете университетов и о постройке железных дорог. 29 июля сейм закрылся. На выборах в рейхстаг от 10 янв. 1877 г. избраны 31 клерикал и 17 либералов. На сейме 1878 г. одобрены предложенные правительством законы об учреждении административного суда, а также об основании диспозиционного фонда, против которого клерикалы постоянно восставали. Последнее предложение прошло только благодаря той случайности, что в руководимом Иёргом патриотическом клубе произошел раскол, вследствие которого из него вышли 8 самых крайних членов, образовавших "свободный союз", под председательством барона Гафенбрэдля. Угрожавший было новым столкновением вопрос о праве замещения вакантных епископских мест был улажен в 1878 г., когда после смерти властолюбивого Пия IX на папский престол вступил менее воинственный Лев XIII. Все три назначенных королем епископа были утверждены новым папой и принесли королю присягу на верность и повиновение. На выборах в рейхстаг 30 июля 1878 г. клерикалы получили 31, а либералы 17 мест. Последние потеряли избирательный округ города Мюнхена, который, начиная с 1871 г., постоянно подавал голоса за либеральных кандидатов. Точно так же на дополнительных выборах в мюнхенский общинный совет либералы, всегда имевшие там большинство, понесли поражение, вследствие чего этот совет составился из 32 клерикалов и 28 либералов. На сейме вторая палата по соглашению с палатой государственных советников назначила день обнародования 4 исполнительных законов о введении германских судебных уложений на 1 окт., и в тот же день был открыт вновь учрежденный верховный административный суд в Мюнхене. Внесенные правительством проекты железных дорог и сделанное им предложение, в видах покрытия дефицита (25 млн. марок), возвысить налог на солод с 5 до 6 марок на каждый гектолитр были приняты с тем ограничением, чтобы это повышение имело силу только с 1 нояб. 1879 г. до 1 янв. 1882 г. Открытая 20 июля в Мюнхене Международная художественная выставка пользовалась значительным успехом. В течение 1880 г. сейм занимался почти исключительно обсуждением бюджета, причем военному министру немало труда стоило склонить клерикальное большинство к отпущению необходимых кредитов на перестройку крепости Ингольштадта. Проект дисциплинарного закона для судебных чинов принят палатой 21 июля. В этом же году председательство в совете министров перешло к министру просвещения Люцу, который сохранил эту должность вплоть до самой своей смерти (1890 г.). 24 и 25 авг. в Мюнхене и по всей стране торжественно был отпразднован 700-летний юбилей царствования Виттельсбахского дома. Король издал по этому случаю прокламацию к своему народу, в которой в самых теплых выражениях благодарил его за любовь и преданность престолу.

Собравшийся 20 янв. 1881 сейм одобрил предложенные министерством финансов 4 новых налога: на доходы, на поземельную собственность, па жилые помещения и на промыслы. Палата депутатов приняла предложение барона Гафенбрэдля об упразднении 7-го школьного года, несмотря на противоречие министра Люца, и закон о реформе выборов в сейм. Последний закон вводил тайную подачу голосов, удержав прежний размер 31500 душ на одного депутата и непрямые выборы; число избирательных округов увеличено с 47 до 63, а число депутатов с 156 до 159. Закрытие сейма последовало 21 мая. Этим закончился 6-летний законодательный период (1875-81) и предстояли выборы депутатов на основании нового избирательного закона. В Мюнхене образовалась новая умеренная партия, поставившая себе задачей отделить вероисповедные вопросы от политики и посвятить преимущественное внимание социальным вопросам. Вопреки ожиданиям министерства и либералов, рассчитывавших на большинство на новых выборах, клерикалы приобрели 87 мест, консерваторы (протестанты) - 3, а либералы всего - 69. Всего замечательнее было то, что между клерикалами значительно увеличилось число крайних. Иёрг, 16 лет предводительствовавший клерикальной партией, вовсе не принял депутатского места. 28 сент. сейм открыл свои заседания, и в президенты второй палаты снова был избран барон Ов. Крайние клерикалы, в числе 20 членов, образовали особую фракцию, под именем крайней правой. Сессия ознаменовалась принятием целого ряда предложений, направленных против правительства, именно предложения ортодоксально-лютеранского депутата Лютгардта об упразднении смешанных школ, предложение бюджетной комиссии об упразднении распорядительного (диспозиционного) фонда, предложение депутата Майера об отмене обязательности гражданского брака, предложение Шеля против табачной монополии. Но верхняя палата отвергла все эти предложения, а также предложение об упразднении 7-го школьного года. В заседании германского союзного совета от 24 апр. 1882 г., в котором вотировался закон об имперской табачной монополии, Бавария подала голоса против этого закона. 29 апреля сейм был закрыт принцем Луитпольдом.

В Мюнхене новое клерикальное большинство магистрата, проникнутое духом нетерпимости, прежде всего направило свои удары против старокатоликов и смешанных школ. Постановлением от 30 июля 1882 у первых была отнята Николаевская церковь, которой они пользовались с 1871, и постановлением от 4 апр. предложено обратить все смешанные школы города в конфессиональные, и хотя окружное управление не утвердило последнего постановления, однако оно согласилось на отмену обязательного посещения смешанных школ. По поводу смешанных школ магистрат завязал борьбу с министерством, окончившуюся тем, что все школы в Мюнхене, за исключением двух, получили конфессиональный характер. Сейм 1883 занимался обсуждением внесенного министром финансов бюджета на финансовый период 1884-85 гг. Положение финансов было в высшей степени благоприятное. Если в последние годы правительству постоянно приходилось бороться с дефицитом, то на сей раз можно было ожидать излишка в 4 млн. марок. Внесенная в сейм петиция от уполномоченных "немецкой народной партии" в Баварии о введении общих прямых выборов отклонена палатой громадным большинством. В следующем 1884 палата приняла проект закона о правительственном страховании от градобития с основным капиталом в 1 млн. марок, а также об учреждении кассы вспомоществования на случай болезней. Повышение налога на солод с 4 на 6 марок на каждый гектолитр, одобренное временно уже в 1881 г., снова было утверждено палатой на текущий финансовый период; доходы с этого налога простирались до 31 500 000 марок. На выборах в рейхстаг от 28 окт. избраны 34 клерикала, 9 национал-либералов, 3 свободомыслящих, 2 социал-демократа.

В сессии 1885 министр финансов представил проект финансового закона на 18 финансовый период, в котором доходы и расходы определены в 241 584 781 марок, и другой закон об окончательном утверждении повышенного до 6 марок налога на солод и акциза на вино. Финансовое положение признано в министерском докладе благоприятным, так как в активе имеется остаток в 7 млн. марок. Повышенный налог на солод разрешен палатой не навсегда, а только на следующий финансовый период. Акциз на вино принят палатой единогласно. На сделанный в палате запрос относительно баварско-русского договора о выдаче преступников, министр иностранных дел, Кральсгейм, ответил, что прежний договор от 1862 г. не удовлетворяет больше своей цели, тогда как новый является культурной и прогрессивной мерой, потому что им будет положено начало дружному международному образцу действия против анархистских убийц, проявляющих свою деятельность и в Германии. Несмотря на разъяснения министра и признание со стороны палаты, что правительство имело право на заключение подобного договора, громадное большинство высказалось за предложение клерикального депутата Канна - настаивать перед правительством о возможно скорейшем изменении баварско-русского договора о выдаче преступников от 1885 г.

Замок НойшванштайнВ течение 1886 г. внимание страны было отвлечено от других дел и раздоров партий неожиданной и печальной кончиной короля Людвига II. Одержимый горделивым помешательством, нелюдимостью и бредом преследования, король уже много лет одиноко жил в своих горных замках, окруженный почти исключительно камердинерами, конюхами, легкой кавалерией и жандармами. Мотовство его, выражавшееся преимущественно в сооружении великолепных замков, дошло до того, что, несмотря на отпускавшуюся из государственной казны на содержание двора ежегодную сумму в 4 231 044 марок, он обременил свою личную кассу долгом в 13,5 млн. Когда его попытки совершить заем у агнатов королевского дома и у иностранных владетельных особ не увенчались успехом, и некоторые кредиторы предъявили к нему судебные иски, он потребовал в собственноручном послании к министрам от 17 апр., чтобы в сейм внесено было предложение об улучшении состояния королевской кассы. Последние, уже раньше делавшие королю представления о состоянии его финансовых дел, вошли в переговоры с президентами обеих палат и некоторыми влиятельными членами палаты депутатов, после чего заявили королю, что всякое подобное предложение сейму не будет иметь желанного успеха, а только повлечет за собой непоправимый ущерб для достоинства короны. Этот ответ усилил возбужденное состояние короля до такой степени, что он подписал смертные приговоры против министров и возложил на своих камердинеров образование нового кабинета. 4 июня психиатр Гудден получил поручение от министров освидетельствовать короля в Гогеншвангау. После консультации с 3 другими врачами он составил докладную записку, в которой признал короля в высшей степени душевнорасстроенным и страдающим уже в течение многих лет помешательством. На основании этой записки совет министров, собравшись 7 июня у дяди короля, принца Луитпольда, единогласно решил, что душевное состояние короля не совместимо с дальнейшим отправлением им правительственных обязанностей, что ввиду этого и согласно конституции должно быть учреждено регентство, и что, так как единственный брат короля, принц Оттон, страдает той же болезнью с 1875 г. и пребывает под надзором психиатров в замке Фюрстенриде, то регентство должно быть поручено принцу Луитпольду, как ближайшему родственнику короля. В прокламации от 10 июня последний объявил баварскому народу о принятии им регентства, одновременно известив об этом германского императора, имперское правительство, союзных монархов и иностранные дворы, и принял главное начальство над баварской армией. Вместе с тем, для короля был назначен придворный штат и попечители, на которых, вместе с министром Кральсгеймом и доктором Гудденом, возложено поручение отправиться 9 июня в Шванштейн (близ Гогеншвангау), вручить королю письмо, извещающее его о регентстве принца Луитпольда, и приступить к его лечению.

Посмертный крест Людвигу II на озере БергПрибыв в Шванштейн 10 июня, члены комиссии были, по повелению короля, арестованы, и жизнь их чуть не подверглась опасности; они с трудом спаслись от заключения, вернулись назад в Мюнхен, ничего не сделав. Однако доктору Гуддену удалось с помощью прибывших жандармов арестовать короля, намеревавшегося наложить на себя руки, и устроить над ним медицинский надзор; 12 июня он переселил короля из Швайнштейна в замок Берг на Штаренбергском озере. Здесь вечером 13 июня король кинулся в озеро и утонул вместе с Гудденом, который бросился вслед за ним, чтобы спасти его (одна из версий). В своем извещении о перемене царствования и регентстве от 14 июня принц Луитпольд возвестил народу об этой катастрофе, заявив, что он принимает на себя управление государством во имя короля Оттона, после чего войска и чиновники принесли присягу на верность королю Оттону и регенту. Тело короля Людвига доставлено 13 июня в Мюнхен и 19 июня, в присутствии наследных принцев Германской империи и Австро-Венгрии и многих других августейших особ, опущено в склеп в церкви св. Михаила, а сердце положено в урну и перевезено 16 авг. в Альтетинген, где оно поставлено в капелле тамошней монастырской церкви.

Палаты созваны на 15 июня для представления им документов, удостоверяющих умопомешательство королевских братьев и необходимость регентства, а также для внесения проекта закона о назначении содержания регенту. Обе палаты единогласно одобрили установление регентства и назначили содержание регенту в 342857 марок, после чего принц-регент принес присягу конституции в присутствии государственных чинов.

Принц-регент ЛуитпольдТотчас по вступлении в управление страной, принц-регент, в опровержение ходивших о нем слухов, позаботился стать в самые дружественные отношения к Берлину и имперскому правительству. При поездке императора Вильгельма I в Гаштейн, Луитпольд имел с ним свидание в Мюнхене (19 июля), затем 31 июля принимал у себя Бисмарка, а в декабре того же года ездил в Берлин, где увещевал баварских депутатов поддерживать известное предложение имперского правительства о септенате. В 1888 г. принц-регент не только присутствовал на погребении императора Вильгельма (16 марта), но и остался до открытия германского рейхстага после восшествия на престол Вильгельма II, чтобы засвидетельствовать о единодушии всех германских государей. В самой Баварии Луитпольд объездил все значительные центры и везде встречал восторженный прием со стороны населения. Во время выборов в ландтаг 1887 г. ультрамонтанская патриотическая партия потерпела поражение, потеряв большинство во 2-ой палате и сравнилась численностью с либералами; решающее влияние на ход дел перешло вследствие этого к немногочисленным консерваторам и умеренным клерикалам. Открытый 15 сентября ландтаг принял имперский закон об обложении винокуренного производства, ввиду его несомненной выгодности для Баварии, и разрешил добавочный налог на хмель также для финансового периода 1888-1889 гг. (этот добавочный налог с некоторыми изменениями получил окончательную форму закона в 1889 г.). Полученный таким образом избыток доходов был употреблен на увеличение содержания духовенству и чиновникам и на учреждение инвалидной и пенсионной касс для рабочих правительственной железной дороги. В составе министерства за все это время произошли изменения, вызванные выходом в отставку военного министра фон Майллингера, замененного генералом фон Гейнлет, и смертью министра юстиции Фэустле, преемником которого назначен Леонрод.

С католической церковью правительство поддерживало самые лучшие отношения; в 1886 г. папа обозначил положение католической церкви в Баварии удовлетворительным. Но в 1887 г. баварские епископы, уступая настояниям ультрамонтанов, внесли принцу-регенту предложения, содержавшие целый ряд требований относительно изменений в духе католической церкви учебного плана высших и средних учебных заведений, на что Луитпольд предложил министерству ответить докладной запиской, с разъяснением, что некоторые предложения епископов уже введены раньше, другие же неисполнимы. Епископы не возражали; но ультрамонтаны, после католического съезда 1889 г., решили попытаться в начале сессии 1889 г. поколебать министерство Лютца.

Ввиду этого ультрамонтаны обратились к принцу-регенту с просьбой предложить министерству: 1) постановить, что распоряжения церкви, касающиеся дел веры и нравственности, не нуждаются в особом разрешении королевской власти; 2) рассматривать, во всех случаях, старокатоликов, как не имеющих ничего общего с католиками, и 3) внести в союзный совет законопроект о возвращении редемптористов. Предложения эти, благодаря поддержке умеренных клерикалов, прошли в ландтаге большинством 81 против 79 голосов, но не были одобрены первой палатой и остались, таким образом, мертвой буквой.

ОттоВ 1886 г. Луитпольд стал регентом своего душевнобольного племянника Людвига II и остался регентом и после смерти последнего по причине душевной болезни короля Отто I. Таинственная смерть Людвига II способствовала появлению слухов о том, что за этим стоит Луитпольд, однако личностные качества регента способствовали тому, что он стал одним из самых популярных правителей Баварии. Одним из его первых действий в новом статусе стало открытие для публики 1 августа 1886 г. нескольких дворцов Людвига II.

Годы регентства Луитпольда были отмечены огромной художественной и культурной активностью в Баварии, где они известны как нем. «Prinzregentenjahre» или нем. «Prinzregentenzeit». Бавария процветала при либеральном правительстве, а Мюнхен превратился в культурный центр Европы. Томас Манн в 1902 г. написал об этом периоде «Мюнхен сиявший» (лат. Gladius Dei).

В честь Луитпольда множество улиц в баварских городах называются Prinzregentenstrasse или Luitpoldstrasse. Его имя носят многие учреждения культуры, включая Prinzregententheater в Мюнхене и Luitpoldarena и Luitpoldhalle в Нюрнберге. Существует даже особое кулинарное блюдо - «Торт принц-регента» (нем. Prinzregententorte) - многослойный пирог со сливками и шоколадом, названный в его честь.

Надо заметить, что во время регентства Луитпольда отношения между баварцами и пруссаками находились на точке замерзания из-за проводимой Бисмарком в Пруссии антикатолической компании «Культуркампф». Также Баварию не вполне устраивало стратегическое лидерство Пруссии в империи.

Луитпольд похоронен в Мюнхене в церкви театинцев.

Людвиг IIIПосле смерти отца Луитпольда, его сын - Людвиг (будущий последний король Баварии Людвиг III) стал регентом Баварии. Однако в целом население поддерживало идею, чтобы Людвиг, которому было уже 67 лет, стал королём. Для этого были внесены изменения в Конституцию Баварии, куда вводился пункт, что если монарх в течении 10 лет не может исполнять свои обязанности по состоянию здоровья, это является поводом к его смещению. На основании этого пункта (за который проголосовало большинство в верхней и нижней палатах баварского парламента) Отто I был отстранён от власти (о чём он, вполне вероятно, даже и не узнал), и Людвиг 5 ноября 1913 года стал последним королём Баварии (8 ноября принёс присягу).

В целом правление носило умеренно консервативный характер. В своей социальной политике Людвиг ориентировался на папскую энциклику De Rerum Novarum. Премьер-министр Баварии Георг фон Хёртлинг, назначенный ещё отцом короля, сохранял этот пост. Несмотря на свой титул, король не забросил своё увлечение сельским хозяйством (хозяйство Лёйштеттен по прежнему продолжало оставаться образцовым), в результате чего он получил сатирическое прозвище «Молочный фермер» (нем. Millibauer).

Однако Первая Мировая война положила конец этому пасторально-патриархическому правлению. Людвиг сразу выразил поддержку политике Вильгельма, при этом, рассчитывая, что при победе Германии территория Баварии расширится за счёт сопредельных государств. Однако постепенно ситуация в государстве ухудшалось. Обвиняемый в демонстрации слепой лояльности к Пруссии, Людвиг становился все более и более непопулярным в своём государстве. После начала Ноябрьской революции король 7 ноября 1918 года бежал из дворца и 13 ноября 1918 года отрёкся от престола. Одна из старейших монархий Европы прекратила своё существование.